«Все знали, почему дым из трубы в лагере такой черный...» Коренной витебчанин Анатолий Германенко ребенком пережил ужасы войны

logo
Понедельник, 11.04.2022 08:44 | Рубрика: Общество
0488
Мировое сообщество отмечает 11 апреля Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Многие бывшие несовершеннолетние узники нацистской неволи пережили то страшное время в младенческом или детском возрасте, когда память ребенка еще не может сохранить картины прошлого. Они знают об ужасах фашизма по рассказам близких людей, с которыми были тогда рядом. Сведения детей войны, а порой и прямые свидетельства о преступлениях против человечества, очень важны для нас сегодня и не потеряют своей моральной ценности в будущем. Во всяком случае, этого не должно произойти никогда.


Коренному витебчанину Анатолию Германенко было два года, когда началась война. Семья проживала в собственном доме в районе сегодняшней улицы Богдана Хмельницкого. Отец Анатолия Павловича работал начальником охраны Витебского лесозавода № 13. Павел Германенко прожил достойную жизнь. Карточку кандидата в члены Коммунистической партии хранил как зеницу ока, а это в условиях немецко-фашистской оккупации было смерти подобно. В те тревожные июльские дни 1941-го Павел Павлович получил задание от партийного руководства подготовить завод к подрыву. Впоследствии, когда пришел враг, поддерживал связь с бригадой «Алексея». Работал на ремонте участка шоссе в районе Шапечино и Дыманово, сообщал партизанам важные сведения и при этом многих соотечественников спас от угона в рабство.

Одно из первых воспоминаний Анатолия Павловича — красноармейцы в кузове полуторки и штыки их винтовок. Куда они ехали, кто знает? Грузовик обогнал запряженную телегу: Павел Павлович вез семью в Дыманово, к своим родителям. Там и жили вшестером до начала 1944 года: дедушка с бабушкой, родители Анатолия Павловича, он сам и его старший брат Николай, тетя с дочерью. Отец уходил работать на шоссе и, как впоследствии стало известно, выполнял задания партизан.

Помнит Анатолий Павлович, как однажды — скорее всего, в декабре 1943-го (то есть когда героическая 33-я армия вела тяжелейшие наступательные бои под Витебском) — он вышел из хаты на улицу и увидел немецкий танк «Тигр». «Зверь» медленно повернул в сторону онемевшего мальчишки башню и наставил на него ствол. Должно быть, так развлекались фашистские танкисты. Паренек в ужасе бросился бежать. В страхе забился в пуню… и вдруг обнаружил, что здесь лежат мертвые немецкие офицеры.
Вскоре семья перебралась к знакомым в деревню Старинцы, потому что в прифронтовом Дыманово было уже небезопасно: где-то поблизости гремели бои. И уже из Старинцев их всех погнала немчура в «5-й полк».

Каким-то образом удалось бежать из этого лагеря. Как такое стало возможным, Анатолий Павлович не знает. Но помнит, что двигались табором по заснеженному бездорожью, причем дети ехали в надувной немецкой лодке, которую прицепили к запряженной телеге.

Обосновались в одной из деревень близ Бешенковичей, да ненадолго. Во время карательной экспедиции их снова захватили фашисты. Так родители и двое их сыновей оказались в товарном вагоне, который увозил узников в немецкий ад. Сколько мук претерпели в дороге мужчины, женщины, старики, дети, которых везли, как скот на убой!

В концентрационном лагере на территории Польши их всех переодели в стандартную одежду рабов. Помнит Анатолий Павлович высокие трубы, из которых валил густой дым. Все знали, отчего он такой черный. Раздавались мрачные голоса: «Ну, вот и приехали. Теперь уже все». И вдруг новость: бараки забиты людьми под завязку, мест больше нет, едем дальше.

Позже станет ясно, что это было спасение. Но свои круги ада семья Германенко до конца еще не прошла. Они оказались в трудовом лагере близ немецкого города Винтербах. В бараке в одной его части поместили несколько семей, кучей, без всяких перегородок, а в другой — так сказать, холостых, представителей многих народов. Были здесь белорусы, русские, украинцы, французы, поляки и наверняка люди других национальностей.

Отец, мать и старший брат с раннего утра до позднего вечера гнули спину на своих рабовладельцев, возвращались в барак едва переставляя ноги. Дети находились под присмотром одной из узниц. И автоматчиков с овчарками, разумеется, тоже.

В начале апреля 1945-го немцы стали выгонять из этого барака «холостяков». Незавидная была уготована им участь. Семейных, как вскоре станет известно, фашисты оставляли «на десерт». Но этим людям повезло: подоспели подразделения американских войск. Прогремели выстрелы. Лагерную охрану разоружили. И в одном из бараков были обнаружены мертвые узницы. Всех этих женщин фашисты перерезали…
В июле 1945-го семья вернулась в Дыманово. Узнали, что дедушка с бабушкой умерли в оккупацию от голода. Павел Павлович, рабочий человек до мозга костей, мастер на все руки, соорудил немудреный дом в пять накатов, нечто вроде блиндажа, а рядом с ним в 1954-м построил настоящий дом.


Анатолий Павлович, как и многие наши соотечественники, выжившие там, где сделать это весьма проблематично, может гордиться своей биографией. Три года служил солдатом-срочником в пограничных войсках на советско-турецкой границе. Окончил Белорусский государственный университет, получил юридическое образование. Службе в органах внутренних дел отдал 11 лет, но вынужден был уйти в отставку по состоянию здоровья.

Осенью прошлого года Анатолий Павлович и его жена Лариса Ивановна отметили 60-летие совместной жизни. Вывели в люди сына и дочь. А те два отцовских, поистине исторических дома в Дыманово до сих пор стоят. Теперь там у супругов дача.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Виталий СЕНЬКОВ.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений