Будила ножом в грудь: 6 лет лишения свободы получила витебчанка за убийство мужа

logo
Среда, 23.09.2020 14:31 | Рубрика: Расследования и суды
01420

Любой праздник легко превращается в языческий, если просто напиться до умопомрачения. А там — и до трагедии один шаг.

Суд. Судебное заседдение

Выпивали — было мало...

Беда случилась 19 января, когда православные отмечали один из великих праздников — Крещение. По традиции в этот день принято окунаться в освященную купель, ходить в храм за святой водой, чтобы, осенив себя крестным знамением, омыться ею, окропить жилище и выпить — от болезни, для укрепления духа. Трудно сказать, была ли Алена глубоко верующим человеком, во всяком случае для нее и Крещение было хорошим поводом выпить. С супругом она отправилась в гости в семью знакомой. С нее — закуска, с подруги — спиртное.

Может, поэтому Алена и не могла потом вспомнить, сколько было «принято на грудь» в этой компании, так как проставлялась не она, а хозяйка, выпивали только втроем — Алена и мужчины. В гостях хорошо, да детей там двое, им спать пора. А праздника-то еще как хочется! И, как бывает обычно по пьяной лавочке, начались перезвоны — куда бы еще податься? Ну конечно, к Инессе. Как говорится, к заклятой по­друге, к бывшей жене собственного мужа.

Если бы да кабы

В этой истории так много этих «если бы»! И если бы они, простите за тавтологию, случились, возможно, не произошло бы беды. Если бы посидели Алена с Сергеем в одной компании и ушли домой отдыхать. Если бы на назойливые звонки выпившей женщины с предложением приехать ночью еще в одни гости, хозяйка на том конце провода ответила бы решительным и настоятельным «нет». Если бы при встрече снова не выпивали до утра...

В этот день обычного крещенского мороза не было. Хоть ненадолго, а выпал долгожданный снежок. Прогуляться бы после гостей, протрезветь, надышаться тихим волшебством ночи — и домой, укладывать двухлетнюю дочку (Алена находилась в отпуске по уходу за ребенком). Но нет. Все существо выпившей женщины требовало «продолжения банкета». Заехали в квартиру, взяли спиртное, на такси и — за город, в деревню, к Инессе.

Там не очень ждали, а если честно, уже спали — час ночи... Но к черту сон, праздник-то какой большой — Крещение, в гости «православные» приехали, с выпивкой! А в доме двое детей — взрослая дочь Инессы (от Сергея — ее бывшего, а теперь нынешнего мужа Алены) и семилетний сын в новом браке. К детской компании добавилась и двухлетняя девочка Алены и Сергея. Детям, конечно, спать бы уже в это время, но они отправились в зал смотреть мультики, пока взрослые в кухне «крещенский» стол накрывали.

То, что произошло дальше, в судебных заседаниях рассматривали обстоятельно, со всех сторон, были опрошены десятки свидетелей — это дело заняло три толстых тома. Трагедия разворачивалась и на глазах детей.

Будили спящего, но странною методой

— Я приехала в деревню к маме и отчиму на каникулы, — давала показания 18-летняя учащаяся, дочь Инессы. — Отец проживает отдельно, со своей женой и двумя несовершеннолетними детьми в Витебске. У меня с ним хорошие отношения, с Аленой — тоже, они нечасто бывали у нас. Весь день мы провели дома с братом, вечером пришла с работы мама, поужинали. Уже в первом часу ночи маме начала названивать Алена, на мобильном телефоне была включена громкая связь, и я слышала, как папина жена говорила, что они находятся в гостях у по­други и приглашали маму. Она, конечно же, отказалась. Потом Алена стала напрашиваться в гости к нам — с моим отцом и ребенком, и хотя мама отговаривала ее, объясняла, что мы ложимся спать, около часа ночи они приехали на такси. С собой привезли две бутылки водки и «кока-колу». Детям включили мультики, я в своей комнате то засыпала, то просыпалась. В 3 часа проснулась от того, что Алена в кухне разговаривала на повышенных тонах, из-за чего — не знаю. В пять утра проснулась — дети спали, взрослые по-прежнему сидели на кухне. В шесть утра услышала, как кричит Алена. Я вышла из своей комнаты в зал, где на диване спал отец. Там же находилась мама, дети вскочили, а Алена орала на отца, чтобы разбудить его, он не просыпался. Мама успокаивала Алену. В правой руке у нее я увидела нож, в какой-то момент Алена подошла вплотную к дивану, дернула спящего отца за плечо, но он только перевернулся с бока на спину, и в этот момент Алена замахнулась ножом и всадила его отцу в грудь. После этого она вы­скочила из зала на кухню. Отец после удара не проснулся, а начал кашлять и задыхаться, на груди выступила кровь, он захрипел и посинел. Я по своему мобильнику стала вызывать «скорую» и сообщила, что произо­шло. В это время в комнату зашла Алена, она стянула моего отца с дивана, била его головой об пол и продолжала кричать, чтобы тот поднимался и не придуривался. Вскоре приехала «скорая». Отца увезли. До этого случая они с Аленой неоднократно скандалили. После выпивок.

«Дружить семьями»

То, что Алена выпивала, в суде подтверждали свидетели, хорошо ее знавшие. А потом провоцировала Сергея на скандал. Не раз это происходило на глазах Инессы. Та разошлась с Сергеем много лет назад, но Алена ревновала супруга к бывшей жене. Хотя, нужно отдать должное Инессе, никаких поводов для этого она не давала: женщина давно была счастлива в браке с другим человеком, родила сына. И, по большому счету, ей было неприятно слышать перепалки между Сергеем и Аленой и в этот раз, когда сидели на кухне. Алена начала упрекать Сергея в том, что тот мало зарабатывает, ей не хватает на косметику и все такое прочее. Пьяный супруг отвечал: «А ты, животное, теперь вообще ни копейки не получишь». Наверное, знал, почему так разговаривает с женой. Однажды она ушла из дома, бросив его на три дня с маленькими детьми.

Старшую девочку часто забирала к себе бабушка — мама Алены. Вот и в это крещенское воскресенье внучка была у нее. Девочку Татьяна Семеновна, как правило, забирала в пятницу после занятий в спортивной секции, и два выходных они проводили вместе. За дочь очень переживала: первый брак не удался, но и этот зять достал. Он утверждал, что они хорошо жили с Аленой, если бы теща не лезла в их семью. После очередного выяснения отношений Татьяна Семеновна полгода к ним не ходила, с дочерью общалась по телефону.

Вот и в понедельник 20 января та позвонила ей ранним утром... Алена кричала, и мать поняла: если она сейчас не приедет, то у дочери заберут двухлетнего ребенка. В голове все помутилось, женщина вызвала такси и ринулась в деревню.

В квартире по названному адресу она увидела множество людей, в сумбуре узнала, что произошло. Алена бросилась матери на шею, они обнялись, плакали. Дочь все время повторяла, что ее посадят, просила забрать девочку. Алену увезли в следственный изолятор. Татьяна Семеновна уехала с малышкой домой.

Любовь зла

Перед судом разворачивалась трагедия несчастливой по-своему семьи, где главной проблемой стало пьянство. И не такой уж «пушистой» оказалась жертва преступления в крещенскую ночь — Сергей.

— В трезвом состоянии зять нормальный, но когда пьяный... — показала Татьяна Семеновна. — Он устраивал семейные скандалы, издевался над дочерью, ей было страшно, она мне жаловалась по телефону. Я сразу же после ее звонков вызывала милицию. За последнее время так было не менее пяти раз. Алена хорошая, ответственная, работала, училась. Спиртное ей было противопоказано, она его плохо переносила... С ней неоднократно разговаривал участковый, советовал расстаться с супругом, говорил, что ни к чему хорошему такая жизнь не приведет. Но Алена всегда прощала мужа. Напишет на него заявление в милицию, а потом забирает... Говорила, что жизнь наладится и все у них будет хорошо.

Участковый в судебном разбирательстве подтвердил, что Сергей ни­где не работал, раньше неоднократно привлекался к уголовной и административной ответственности за различные преступления. Это были и пьяный дебош в чужих квартирах, и нападение на людей, и грабеж киоска. Он состоял на учете в уголовно-исправительной инспекции Первомайского РОВД. За год до случившегося ситуацию в семье рассматривали на совете профилактики из-за частых скандалов, а ведь происходили они на глазах несовершеннолетних детей. И хотя Алена смотрела за девочками, вела дом, родителей взяли на контроль как неблагополучных.

Отягчающие обстоятельства

Преступление, совершенное Аленой, относится к категории особо тяжких. Судебное разбирательство — процедура сложная, долгая. Кстати, и затратная. Немногие задумыва­ются о том, какие большие государственные средства расходуются на содержание подследственных и многочисленные экспертизы: клинико-анатомическая, клинико-психопатологическая, параклиническая, судебно-психиатрическая...

Оценки экспертной комиссии привели к определению главного синдрома Алены — зависимостью от алкоголя она не страдала и могла сознавать значение своих действий.

Слушание дела проходило, когда вовсю цвели сады. Сергей к этому времени поправился, был жив и здоров. Согласно заключению экс­пертизы, рана оказалась неглубокой, тяжелых последствий не наступило благодаря вовремя оказанной медицинской помощи. На судебном заседании потерпевший даже заявил, что претензий к супруге не имеет, просил наказание ей не связывать с лишением свободы, дать шанс, вернуть мать к детям.

Об этом просила и сама Алена. Когда ей предоставили последнее слово, она сказала:

— Я хочу, чтобы вы меня услышали. Я не хотела убивать своего мужа, у меня не было умысла и мотива. Сама не знаю, как это произошло, как это вы­шло, как нож оказался у меня в руках. Я не знаю... Прошу дать мне маленький шанс и надежду отвести младшую дочь в первый класс, так как старшую дочь поведет уже моя мать. Я понимаю, что мне нужно отбывать наказание. Раскаиваюсь. Во всем виновата. Но я этого не хотела, не хотела! Мамочка, прости меня. Буду стараться, чтобы как можно раньше освободиться, приложу все усилия. Я просто человек и со всем долж­на справиться. Самое большое наказание я уже получила: не увижусь со своими детьми, это самое страшное, что может быть для женщины. Но я считаю себя не самой худшей матерью. Не знаю, как сложится дальше моя жизнь, но такого, что произошло в ту ночь, больше в ней не будет...

Суд признал женщину виновной в покушении на умышленное противоправное лишение жизни другого человека (убийство) и на основании части
1 статьи 14, части 1 статьи 139 Уголовного кодекса Республики Беларусь
назначил наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет с отбыванием в исправительной колонии в условиях общего режима. В качестве отягчающего ответственность обстоятельства признано совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Комментарий Марины ГОРОХОВОЙ, председателя суда Витебского района:

— По этическим нормам имена участ­ников этой истории изменены. Да и суть не в этом. Образно говоря, у пьянства и алкоголизма сегодня и мужское, и женское, и юношеское лицо, если не признать еще более ужасное — оно уже и детское. Только за предыдущие два года судом Витебского рай­она рассмотрено более 400 уголовных дел, из них порядка 200 — это дела о преступлениях, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. Из более чем 4 тысяч дел об административных правонарушениях около 2,5 тысячи — также по совершенным в состоянии алкогольного опьянения. И в этом году дело, о котором идет речь, не единственное. В 2020 году нами рассмотрено 33 дела о преступлениях, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. Искалечены судьбы обвиняемых, страдают жертвы, родные, близкие, дети, в целом общество.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Наталья ДРОЗДОВА. Фото из открытых источников.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений