Кто вы, доктор Бодендорф? О специфике лечения пациентов гипербарической оксигенацией узнал корреспондент vitbichi.by

logo
Суббота, 20.06.2020 20:19 | Рубрика: Здоровье
01213

Человек интересной профессиональной судьбы, жизнелюб, приверженец настоящего мужского хобби… Если бы одной строкой нужно было написать портрет доктора Андрея Бодендорфа, то была бы именно эта строка.

Врач-хирург, заведующий кабинетом гипербарической оксигенации Витеб­ской городской клинической больницы скорой медицинской помощи Андрей Бодендорф работает в учреждении здравоохранения с 2012 года.

— Занимаюсь делом, которое мне нравится, — делится Андрей Вячеславович и поясняет: — Гипербарическая оксигенация — эффективный метод лечения с применением медицинского кислорода под повышенным давлением в барокамере. Сеанс может длиться от 20 до 90 минут, в зависимости от патологии и показаний. А они могут быть разными. Жизненно необходимо использование метода при отравлении человека угарным газом, а также при аэробных и анаэробных инфекциях. При ЛОР-патологии, такой, как, например, нейросенсорная тугоухость, в комплексном лечении в обязательном порядке применяется гипербарическая оксигенация. Проведение сеансов в барокамере благотворно сказывается на образовании кост­ной мозоли при переломе кос­ти, в посттравматический и послеоперационный периоды и для улучшения регенерации тканей.

Дорогого стоит, когда пациенты, страдающие бронхиальной астмой и вынужденные постоянно пользоваться ингалятором, признавались, что после нескольких сеансов могут подниматься по лестнице без остановки или просто забывают ингалятор дома. Вот результат ГБО. Когда видишь плоды своего труда, что может быть лучше?

В работе кабинета ГБО — своя специфика. Давление нагнетается в барокамере постепенно и так же постепенно снижается, открыть ее моментально невозможно. Если человек боится замкнутого пространства (клаустрофобия), то это является безусловным противопоказанием в числе тех немногих, что существуют. И к врачу есть определенные требования.

— Барокамера с иллюминаторами, с каналом связи для переговоров врача и пациента, но когда ты погружаешь в нее человека, не можешь стоять перед ним с суровым лицом. Если ни разу не улыбнуться, не пошутить, можно вы­звать у пациента состояние тревоги. Хотя обычно боятся только «перворазники». Это нормальные человеческие чувства. Во время процедуры я постоянно нахожусь в кабинете, это важно, чтобы пациент был под наблюдением, — говорит Андрей Вячеславович. — Врачу самому необходимо соблюдать спокойствие, иметь хорошую реакцию, если пациент вдруг занервничал. Как говорится, никаких резких движений. Что такое быстрый подъем и сброс давления, я прекрасно понимаю и как врач, и как водолаз...

Андрей Бодендорф до работы в БСМП несколько лет был единственным врачом-спецфизиологом в Вооруженных Силах Республики Беларусь. Он — выпускник витебского мединститута. Проходил военную службу в ВДВ, был начальником медицинской службы в одной из спецчастей в Витебске (ныне майор медицинской службы запаса).

Когда в Вооруженных Силах возникла необходимость в специалистах по физиологии подводного плавания, его командировали на учебу в Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге, которую он окончил в 2009-м.

— И хотя такие специалисты в армии уже есть, меня до сих пор военные приглашают для консультаций, — поделился Андрей Вячеславович.

Для него учеба, похоже, стала привычным делом. У врачей сейчас сложный период в связи с пандемией, и завкабинетом ГБО БСМП недавно прошел обучение в отделении гемодиализа областной больницы, которым заведует профессионал своего дела Александр Концевой.

— Дело в том, что в нашей больнице есть аппарат лазерной терапии, который можно успешно использовать в реабилитационном периоде постковидных пациентов. Метод внутривенного лазерного облучения крови зарекомендовал себя как эффективный, — рассказал Андрей Бодендорф.

Во время встречи мы разговорились с собеседником и о том, что человек, даже полностью отдающий себя профессии, должен иметь какую-то отдушину, источник, из которого он черпает энергию, восстанавливая силы. И оказалось, что доктор Бодендорф… мастер художественной ковки!

— Это и правда моя отдушина, — живо откликается доктор на вопрос о хобби. — Однажды увидел у товарища некоторые изделия, которые он сам делал, и увлекся. А что? Если руки на месте, почему было не попробовать. Тем более есть где этим заниматься — у меня домик в деревне с участком, есть станочки, инструменты. Мои работы — это холодная ковка, железо стягиваю, скручиваю. Сделал скамейки, столики, даже кованые кровати, а порой нравится и небольшие декоративные вещицы ковать, например, подсвечники для интерьера, — с видимым удовольствием поделился Андрей Вячеславович и рассказал, что кроме ковки ему интересна резьба по дереву. Он не перестает удивляться, насколько уникальна и красива текстура спилов деревь­ев. К рисунку, созданному природой, и добавить нечего.

— Просто нужно немного облагородить поверхность спила, — поясняет собеседник. — Так у меня появилась целая серия часов из срезов с циферблатами самых разных причудливых форм. Иногда режу узоры по дереву, симпатичные столешницы получаются. Кстати, специально для рабочего кабинета в больнице сделал стол на кованых ножках. Мои вещи в основном прикладного характера. Иногда знакомые лесники приносят мне куски березового капа, из него получаются красивые вазы или конфетницы…

Хобби действительно способствует эмоциональной перезагрузке, помогает снять напряжение, а это необходимо, убежден Андрей Бодендорф, потому что профессио­нальная работа требует полной отдачи сил.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Наталия КРУПИЦА. Фото Олега КЛИМОВИЧА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений