К 80-летию операции «Багратион»: как освобождали Беларусь от немецко-фашистских захватчиков

logo
Пятница, 21.06.2024 08:10 | Рубрика: Общество
01111
Советское командование блестяще использовало стратегический просчет немецкого военного руководства, полагавшего, что генеральное наступление летом 1944 года Красная армия поведет на западных рубежах Украины. Наш 1-й Украинский фронт как раз и перешел в такое наступление в июле 1944-го — после того, как состоялся разгром группы армий «Центр» в Беларуси. Это была новая стратегия Красной армии, когда успешные наступательные операции следовали одна за другой на огромном протяжении всего восточного фронта. 

Великий миг истории. Со слезами на глазах, с цветами и ликованием встречали жители Минска
3 июля 1944 года советских воинов-освободителей.
С началом операции «Багратион» немцы судорожно пытались наладить оборону на стремительно исчезающем «белорусском балконе» и получили новый удар, результатом которого стал разгром группы армий «Северная Украина». Впрочем, допустить роковую ошибку в Беларуси вермахт заставила советская полководческая мысль.

Изначально Генеральный штаб Вооруженных Сил вынашивал идею будущего «Багратиона» как нанесение сразу двух главных ударов в районе Бобруйска. Однако на карте наступления Красной армии в Беларуси летом 1944-го мы видим множество больших и малых красных стрел. Они все — главные!

На северном крыле наступления решающая роль отводилась 1-му Прибалтийскому фронту генерала армии Ивана Баграмяна и 3-му Белорусскому фронту генерал-полковника Ивана Черняховского (звание полководца — на старте «Багратиона»).

На южном крыле 1-й Белорусский фронт генерала армии Константина Рокоссовского решал сложнейшую задачу по преодолению припятских болот, разгрому крупнейшей группировки противника в районе Бобруйска и развитию наступления на минском и барановичском направлениях.

Фланги «Багратиона» были важнейшими в отношении стратегическом. Но и 2-й Белорусский фронт генерал-полковника Георгия Захарова должен был прорвать сильную оборону немцев на могилёвском направлении, чтобы затем участвовать в освобождении Минска и наступлении на Белосток.

Между тем Ленинградский фронт генерала армии, а с 18 июня 1944 года — Маршала Советского Союза Леонида Говорова вел наступление на Выборг и Петрозаводск, вынуждая Маннергейма вывести Финляндию из войны. Немецкое командование полагало, что на все эти удары сил у Красной армии не хватит… и просчиталось. Это у вермахта не хватило силенок залатать все дыры, возникающие одна за другой.

Не будем также забывать, что началу генерального наступления на белорусском направлении предшествовали успешные диверсионные действия в тылу врага народных мстителей. По всей Беларуси в ночь с 19 на 20 июня началась широкомасштабная акция партизанских соединений по подрыву железнодорожных дорог, мостов, нарушению линий связи. По автомобильным дорогам, признавали сами немцы, захватчикам можно было передвигаться только днем и хорошо вооруженными группами. План этого удара по вражескому тылу разработал Белорусский штаб партизанского движения и согласовал с командованием всех четырех фронтов. Акция партизан была настолько успешной, что в первые дни наступления, от которых фактически зависел исход сражения, немецкие войска лишились управления, возможности передислокации и пополнения резервами.

Принимай свободу, Придвинский край!
Первой в послужном списке «Багратиона» значится Витебско-Оршанская наступательная операция, которая проходила с 23 по 28 июня. Ее результатом стало окончательное освобождение Витебщины от немецко-фашистских захватчиков. Но не только это. Разгром витебской группировки вермахта позволил решать дальнейшие стратегические задачи «Багратиона»: 1-му Прибалтийскому — продолжать наступление в направлении на Литву и Восточную Пруссию, отсекая группу армий «Север» от группы армий «Центр»; 3-му Белорусскому — наступать на Минск и далее в направлении на Польшу и также Восточную Пруссию; обоим фронтам в целом — развивать главный удар с целью охвата левого фланга минской группировки немцев, вводя в прорыв танковые подразделения. С учетом успехов 1-го Белорусского фронта на юге республики и 2-го Белорусского фронта на могилёвском направлении это было наше святое возмездие за 1941 год. Это был наш белорусский блицкриг.

Мощное наступление 23 июня войск 1-го Прибалтийского фронта в стык «Центра» и «Севера» стало крайне неприятным сюрпризом для вермахта. Глубокий прорыв советских войск заставил противника начать немедленный отход: 9-го армейского корпуса — к Западной Двине, 53-го армейского корпуса — к окраинам Витебска.

Ранним утром тех же суток части 3-го Белорусского фронта форсировали Лучосу, днем перерезали железную дорогу Витебск — Орша. 25 июня в районе деревни Гнездиловичи (ныне Бешенковичский район) произошло историческое соединение наших войск — бойцов 1124-го стрелкового полка 334-й стрелковой дивизии 43-й армии и 61-го гвардейского стрелкового полка 19-й гвардейской стрелковой дивизии 39-й армии. Кольцо витебской группировки противника замкнулось.

В итоге Витебско-Оршанской наступательной операции свободу от нацистской тирании обрели Шумилино (23 июня), Бешенковичи, Богушевск и Сенно (25 июня), Витебск и Толочин (26 июня), Орша и Чашники (27 июня), Лепель (28 июня).

Безвозвратные потери вермахта под Витебском оказались катастрофическими. 53-й армейский корпус был полностью уничтожен.

По главной улице столицы 
Если говорить о крупных белорусских городах, то Гомель был освобожден 26 ноября 1943 года войсками Белорусского фронта (предшественник 1-го Белорусского фронта второго формирования) под командованием генерала армии Константина Рокоссовского.

Стремительное шествие «Багратиона» по белорусской земле с подавлением яростного сопротивления фашистов (оно нарастало с каждым днем, ибо вермахт и летом 1944-го был по-прежнему силен) было таким. Могилёву принесли свободу 28 июня воины 2-го Белорусского фронта в ходе окружения и разгрома соответствующей группировки противника (Могилёвская операция). Полоцк обрел свободу 4 июля (Полоцкая операция войск 1-го Прибалтийского фронта). Гродно бойцы 2-го Белорусского освободили 16 июля в ходе Белостокской операции. Брест был освобожден 28 июля в результате Люблинско-Брестской операции войск 1-го Белорусского фронта.
Весь «Багратион» — это последовательно возникающая цепочка «котлов», в которых прекращали свое существование немецкие армии. Витебский, Бобруйский, Брестский, Минский «котлы»…

Отдельно — об освобождении нашей столицы (Минская операция). К концу июня уже можно было говорить о катастрофическом поражении группы армий «Центр». Гитлер назначил нового командующего «Центром» — генерал-фельдмаршала Моделя («гений обороны», «пожарный фюрера» и тому подобное) — и поставил перед ним задачу выстроить надежную оборону на подступах к Минску с востока. С этой целью в Беларусь прибыли резервы из групп армий «Север» и «Северная Украина». Но латать дыры было уже поздно. В результате успешно проведенных июньских операций образовались бреши, в которые устремились танковые корпуса 1-го Белорусского и 2-го Белорусского фронтов, а также 5-я гвардейская танковая армия маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова. Именно эти войска сомкнули кольцо окружения и освободили белорусскую столицу. В минском «котле» оказалось 105 тысяч гитлеровцев. Модель, который не только считался великим специалистом по части обороны, но и отличался зверствами по отношению к мирному населению, оставил своих окруженцев на произвол судьбы. Их последняя радиограмма командованию «Центра» заканчивалась так: «Дайте нам хотя бы карты местности! Неужели вы нас бросили?!»

В середине дня 3 июля советские танки мчались по улице Советской (ныне проспект Независимости) — главной улице белорусской столицы. Жители разрушенного войной города (многие дома еще горели, окраины очистили от фрицев только к вечеру) встречали воинов-освободителей с цветами и слезами на глазах. Люди плакали, смеялись, танцевали… Ровно в 22 часа Москва салютовала Минску залпом из 324 орудий.

Нет ни одного значительного события Великой Отечественной войны, которое обошлось бы без витебчан. Как тут не вспомнить коренного уроженца города на Двине танкиста Алексея Апенко! Его ратный путь — битва за Москву, Сталинградское и Курское сражения, уличные бои в Берлине. Трижды горел в танке, находясь на волосок от смерти. В конце апреля 1945-го на берлинской Вильгельмштрассе получил тяжелейшее ранение. Алексей Викторович уже ушел из жизни. Но память об этом легендарном воине осталась. Как и о том, что в числе советских танкистов, которые вели свои машины по улице Советской 3 июля 1944 года, был экипаж младшего лейтенанта Алексея Апенко.

Всемирный масштаб
После разгрома минской группировки появились исключительно благоприятные условия для выхода советских войск на оперативный простор и рывка на запад. Вот почему хронологически Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион» считается завершенной 29 августа 1944 года. В истории ее второго этапа отражены польские и литовские военно-географические названия: Шауляйская, Вильнюсская, Каунасская, Люблинско-Брестская, Белостокская операции.

Иосиф Сталин не скрывал своего удовлетворения исходом белорусского наступления и тем, что не прогадал, сделав ставку на молодой генералитет. Верховный главнокомандующий сказал: «Рокоссовский — мой Багратион». В конце июня 1944-го командующий 1-м Белорусским фронтом Константин Рокоссовский стал Маршалом Советского Союза. В день освобождения Витебска командующему 3-м Белорусским фронтом Ивану Черняховскому было присвоено очередное воинское звание — генерала армии.

Потери советских войск в операции, которая длилась более двух месяцев, были, безусловно, велики, немецких же — катастрофичны. В Беларуси Красная армия окончательно переломила хребет вермахту, после чего неизбежно последовала агония нацистского режима в Германии. К военным итогам операции «Багратион» следует также отнести полное освобождение Беларуси, части Прибалтики и Польши, захват важных плацдармов на Висле с выходом к Варшаве, создание хороших перспектив для новых наступательных операций Красной армии на берлинском, восточнопрусском и юго-западном направлениях, а также для развертывания наступления англо-американских войск, высадившихся в Нормандии.

«Стремительность наступления Ваших войск изумительна», — писал президент США Франклин Рузвельт Иосифу Сталину 21 июля 1944 года. Уинстон Черчилль назвал события в Беларуси «победами огромной важности».
Британский историк, известный исследователь Второй мировой войны Джон Эриксон в книге «Дорога на Берлин» написал: «Разгром советскими войсками группы армий «Центр» явился самым крупным успехом Красной армии, достигнутым в одной операции. Для германской армии это была катастрофа невообразимых размеров, большая, чем Сталинград».

А для нас с вами важно одно: Беларусь обрела свободу. День 3 июля 1944 года стал поворотным в судьбе нашей Родины. И это название, это великое имя собственное — «Багратион» — стало дорогим и знаковым для всех поколений белорусов.




© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Виталий СЕНЬКОВ. Фото из открытых источников.