Петр Козич: «Мне был дан зеленый свет»

logo
Пятница, 05.03.2021 11:06 | Рубрика: 30-летие «Витьбичей»
087

— В свое время, достигнув пенсионного возраста, ты сразу ушел в свободное плавание. И какие результаты этого «заплыва» длиной уже в 10 лет?

— Кораблик мой, ну может, плот, плывет. Паруса поизносились, но ход не замедлился. Не удалось построить дальнейшую жизнь по трафарету обычного пенсионера: дача, рыбалка, пиво... Может, большинство нормальных людей и мечтает в стиле Александра Грина о белом домике на берегу теплого моря с любимой женщиной и верной собакой у ног. Но такой исход «бегущих по волнам» не для меня. Десять лет пролетели птицей. Да! Изменился стиль работ. Пришлось отодвинуть в сторону перо сатирика, учитывая изменившее­ся настроение общества, которое, как говорит обыватель, «устаканилось», наблюдая заполненные полки в магазинах и вспоминая в холодном поту суету перестроечных времен. Так что бытовые рисунки на тему нехватки колбасы и мыла стали неактуальными. Время диктует новые законы и понятия. Художнику постоянно надо успевать сесть в поезд изменившихся событий и настроений. А в поезде — молодые, непокорные, талантливые. И так не хочется в силу возраста остаться на перроне больным, немощным, ненужным, устаревшим...

— В отличие от некоторых наших бывших коллег связи с «Витьбичами» ты не прерывал никогда. Есть ностальгия по редакционным временам?

— Как правило, все давние проблемы людьми воспринимаются в розовом цвете. У меня почему-то в комическом. Сегодня мне очень не хватает общения с друзьями, с коллегами. Пандемия еще больше усугубила проблему. Редакция газеты порой была похожа на кипящий котел, готовый ошпарить паром любого. Вот этого кипятка мне сегодня и не хватает.

— Мы помним кабинет Петра Козича в редакции, в котором были карандаши, гуашь, краски, кисточки, ватман… Чем сегодня рисуешь?

— Весь мир ушел в «цифру». Современные технологии не требуют от художника-графика, работающего с бумажной прессой, ни карандаша, ни бумаги, ни краски. Весь процесс происходит на экране монитора. Изредка, для души, я выполняю рисунки в старой доброй технологии. Она востребована лишь только для выставок и вернисажей.

— Петр, раньше ты ездил на работу в автобусах «десятка» и «шестерка», и сюжеты из транспортной давки сыпались прямо в руки. Сейчас ты уже давно ездишь за рулем авто. От жизни не оторвался?

— После незабываемых автобусных поездок, которые подарили мне и читателям сотни карикатур, я пересел сначала на велосипед. Это теперь велосипеды в тренде. А тогда народ с удивлением смотрел на чудака, крутящего педали. Ну а велик я поменял на автомобиль уже после «мести» все той же «десятки», однажды сбившей меня по дороге к дому. Сегодня я уже «полно­кровный» водитель, как говорил мой инструктор по вождению. Сменил четыре автомобиля, проехал тысячи километров.

— Любовь к котам у тебя осталась неизменной? Твоего знаменитого кота Митьку, героя карикатур, знал весь бывший Союз…

— К котам у меня особое отношение. Кот Митька, ставший непременным героем карикатур, прожил долгую жизнь. Его уход для меня и семьи был просто шоком. Тогда я дал слово: больше никогда у меня не будет никаких домашних питомцев. Слово держу. Да и «кошачья» тема как-то сама собою ушла из творчества.

— Читателя порой больше «взрывала» карикатура Козича, чем иной журналист­ский материал. Чем ты это объясняешь?

— Время было такое. Я бы сказал, «голодное» на все. Революционное. Вдруг с нас всех, пишущих и рисующих, сняли все ограничения и запреты. Я, как и все художники нашего жанра, рисовал до этого большую часть карикатур «в стол», понимая, что они никогда не будут опубликованы. И тут вдруг такое! Цензуру сняли. В один день запретная карикатура стала востребована необыкновенно, как стрела, точно бьющая в цель.

— Самым запоминающимся случаем, когда яростно трясли номером газеты с твоей карикатурой, был…

— Таких случаев великое множество. Не все читатели газеты адекватно реагируют на карикатуру. Одни ее воспринимают как поклеп на устои общества, другие как личное оскорбление. Забавные вещи происходят, когда в подписях рисунков проходят фамилии. Как правило, это Сидоровы или Ивановы. Все мои знакомые с такими фамилиями по сей день в обиде на меня. Но бывает еще прикольнее. Однажды пришел ко мне гражданин с большим «кавказским» носом и решительно заявил, что подает на меня в суд, так как в моих рисунках его нос. И над ним смеются соседи и друзья. К слову, на двери моего кабинета в редакции не было таблички. Она была мною снята по совету редактора. Много было желающих разобраться с «клеветником и пачкуном» русским методом.

И когда в кабинет вваливался очередной обиженный с вопросом: «Где этот Козич?!», отвечал: «Уволили гада!» В ответ, как правило: «Жаль, не успел! Палкой его!»

— Во всех изданиях, с которыми ты сотрудничал, начиная с «Вожыка», «Крокодила», ты был «заочником», внештатником, и только в «Витьбичах» — «очником». Что дал опыт работы в редакции?

— Нельзя сказать, что в газете «Витьбичи» у меня проснулся дар художника-карикатуриста. Мой первый рисунок был напечатан в республиканском журнале «Вожык» аж в 1971 году. Затем долгое сотрудничество со всесоюзной газетой «Труд», где я дважды стал лауреатом премии за лучшую карикатуру. И потом меня пригласили в «Крокодил». Но правда в том, что я никак не мог перейти на профессиональную работу художника, а оставался за штатом. И только с появлением в городе газеты «Витьбичи» у меня открылся шанс стать тем, кем я стал. Я смог все силы направить только на карикатуру, не отвлекаясь на другие проблемы. Мне был дан зеленый свет. В итоге — багаж из более 8 тысяч рисунков.

— Работа над шаржем — тема особая, скажем так, щекотливая. Благодаря твоим шаржам в «Витьбичах» рубрика «Смотрите, кто зашел!» всегда неповторима, уникальна. Часто ли тебя просили «улучшить» лицо на шарже?

— О шарже особый разговор. Каждый человек хочет видеть себя героем и красавцем. Опыт работы подсказал, что шарж не нравится никогда человеку, на которого рисуешь. Примеров много. Однажды директор одной крупной компании решил к юбилею издать альбом с шаржами на всех своих сотрудников. Ага! Наив­ный директор. В назначенное время, когда я прибыл с альбомом для выполнения заказа, весь коллектив разбежался. Кто-то ушел на больничный, а часть забаррикадировалась в туалетах. В итоге затея не удалась. Так что просьба улучшить шарж, сделать «покрасивее» поступает всегда.

— Чем больше у тебя воспоминаний, тем меньше места остается на мечты, сказал кто-то из великих. Какое у тебя соотношение того и другого?

— Как это правильно сказано! Пока мечтаешь — живешь. Я пока еще не осуществил все свои мечты. Гавань близко. Надо успеть.

— Чего бы ты хотел пожелать «Витьбичам» в канун юбилея?

— Газете «Витьбичи» желаю долголетия! Верных читателей, талантливых журналистов! Сегодня удержаться на плаву сложно. Но можно. Пусть исполнится то, чего не добились мы в свое время.

Газета «Витьбичи» должна поступать в почтовые ящики утром, а не на следующий день. А «Витьбичи» с приложением «Вечерний Витебск» — вечером в четверг. Сегодня это вопрос выживания.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Беседовала Наталья КОНОХОВА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений