«Как рыба в воде». Водолаз рассказал о спасении утопающих

logo
Четверг, 17.12.2020 12:14 | Рубрика: Социум
01599

Для начальника водолазно­-спасательной службы Витебской областной организации ОСВОД Вячеслава Горина этот год особенный вдвойне: в июне он отметил свое 55­-летие, а в апреле исполнилось 15 лет, как он работает в Белорусском республиканском обществе спасания на водах.

В 2005 году Вячеслав Анатольевич сменил военную форму на экипировку водолазного специалиста. До этого служил в Во­оруженных Силах. Какое­-то время работал водолазом на Витебской спасательной станции, затем возглавлял ее, словом, прошел все ступеньки служебной лестницы.

— В этом году в связи с теплой погодой впервые за все время моей работы в ОСВОДе много погибших на воде было именно в январе-­феврале, — говорит Вячеслав Анатольевич. — Два человека утонуло во время зимней рыбалки на льду, еще семь отправились зимой ловить рыбу с лодки и не вернулись. Люди переоценили свои возможности, пошли на риск, не учли погодные условия, низкую температуру воды, при этом нарушили правила эксплуатации маломерных судов, не надели спасательные жилеты. Всего с начала года в области утонул 71 человек, из них двое несовершеннолетних. В декаб­ре уже утонуло трое рыбаков.

— Но есть и десятки спасенных...

— Конечно, это наша работа. Первоочередная задача — достать человека из воды и доставить в то место, где ему смогут быстро и эффективно оказать помощь, то есть в зависимости от состояния пострадавшего успокоить, согреть, дать горячее питье, при необходимости провести профилактическую беседу, а при тяжелых состояниях оказать первую помощь (провести базовые реанимационные мероприятия). Времени на то, чтобы спасти человека, ушедшего под воду, у спасателя очень мало, как правило, оно ограничено пятью минутами — это тот промежуток времени, после которого есть еще возможность его оживить. Поэтому у спасателей реакция на происшествие должна быть мгновенной, а действия — быстрыми и уверенными.

— У спасателя много рисков: не справиться, не доплыть, переохладиться...

— Спасение человека на воде вплавь — тяжелый и опасный труд. По мировой статистике, каждый пятый спасающий вплавь погибает вместе с тонущим. Любой работник водолазно­-спасательной службы, независимо от его специальности, должен уметь хорошо плавать, чувст­вовать себя как рыба в воде. Показатель высокой профессиональной подготовленности наших работников — то, что сборная команда Витебской областной организации ОСВОД в течение последних пяти лет становится чемпионом и призером республики по спасательному многоборью и «выходу катера по спасательной тревоге».

— Ваша работа связана со стрессом, как вы с этим справляетесь?

— Привыкаешь и уже относишься, как к обычной работе, стресс не должен влиять на отработанные навыки. Самое тяжелое, к чему невозможно привыкнуть, — это гибель детей. Очень хочется как-­то «открутить» время назад, предотвратить, помочь. Повсеместно летом наблюдаем такую картину: родители сидят на берегу и смотрят в гаджеты, не обращая внимания на своих детей, которые находятся в водоеме. А ведь по мировой статистике каждый пятый погибший ребенок утонул на глазах родителей. У детей не развит инстинкт самосохранения. Навыки плавания без тренировок теряются, об этом надо помнить родителям. С детьми нужно купаться на расстоянии вытянутой руки. У меня самого детство было очень бурное, бесшабашное, можно сказать, родители со мной намучились, пока я не начал посещать занятия в военно-­спортивном клубе «Зарница» — занимался картингом, легкой атлетикой, лыжным спортом. Для меня уже существовала четкая и определенная цель — стать офицером воздушно-­десантных войск. К моменту призыва на военную службу я смог выполнить нормативы и стать кандидатом в мастера спорта по пулевой стрельбе, самбо, многоборью ГТО.

Уроженец Украины подполковник запаса Вячеслав Горин — потомственный военнослужащий, его отец, дед и прадед служили в Вооруженных Силах. Вячеслав после армии учился на отделении воздушно-­десантных войск Каменец-­Подольского высшего военного инженерного командного училища.

— Вы проводите огромное количество встреч в различных организациях, школах. Как объясняете, что происходит с человеком на воде? Что нужно знать и уметь, чтобы спасти?

— Вода — это безопорное пространство. Выжить в ситуации, вышедшей из­-под контроля, практически нереально, даже если человек умеет плавать. А если при этом он запаниковал, это просто невозможно. Если кто-­то думает, что утопающий кричит и машет руками, то это ошибочно. Люди тонут тихо и беззвучно, не издавая криков о помощи, причем время их ухода под воду и гибели очень короткое. Понять, что происходит, как правило, очень сложно. В холодной воде человек испытывает холодовой шок, на его фоне может произойти ларингоспазм и через несколько секунд — потеря сознания и гибель под водой.

Если человек не отзывается на ваш зов, смотрит как будто сквозь вас и с головой периодически уходит под воду, его надо спасать. Зовите на помощь людей, если есть возможность помочь с берега, подавая какие­-либо подручные предметы, действуйте. Или же плывите к утопающему и старайтесь не попасть в зону его «захвата» (бороться в воде без специальных навыков очень тяжело), подплывайте со спины. Захватите утопающего, словами убеждайте его, что вы ему оказываете помощь и плывите к берегу.

— Чем еще занимаются работники водолазно-­спасательной службы, кроме спасения утопающих и пропаганды правил безопасности на воде?

— Водолазы ОСВОДа как в теп­лое, так и в холодное время года выполняют подводные технические работы по заявкам различных организаций. Например, по заказу Витебской ГЭС проводят обследования гидротехнических сооружений, их ремонт и очистку — эти работы востребованы при половодьях, когда сходит лед, и мусор с берегов попадает в акватории. В водолазно-­спасательную службу обращаются и сотрудники милиции за помощью в поиске вещес­т­венных доказательств. В этом году выезжали для этих целей несколько раз. Как-­то искали женскую сумочку, которую преступник выбросил в Витьбу. В озере Туловском осенью искали необходимые для следствия вещдоки по тяжкому преступлению трехгодичной давности. Для меня самым сложным за все время службы было масштабное подводное разминирование, которое я проводил в период воинской службы в 130­м отдельном гвардейском инженерно-­саперном батальоне, входящем в состав 103­й отдельной гвардейской воздушно-­десантной дивизии. Летом 1992 года со дна Западной Двины я достал около 2 тысяч боеприпасов. Солдаты срочной службы и военнообязанные в лодке принимали снаряды. Работали в течение двух недель. Это была первая такая серьезная операция в Беларуси.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Татьяна СОЛОВЬЕВА. Фото Олега КЛИМОВИЧА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений