Жизнь охотника. Правила охоты на кабана и что нужно знать об этих животных

logo
Среда, 02.01.2019 19:46 | Рубрика: Социум
01379

Каков он, символ наступающего года, если встретиться с ним в глухом лесу, как говорится, нос к носу, или, точнее, к пятачку? Об этом наш корреспондент решила расспросить настоящего эксперта в данном вопросе бывшего главного охотоведа Витебского ПЛХО Владимира Муравицкого.

Дочь Владимира Муравицкого Евгения с трофеями отца.

— Владимир Александрович, говорят, что вы недавно отметили своеобразный юбилей — 50 лет со дня добычи первого кабана.

— Это было на практике после окончания 2­го курса факультета охотоведения Кировского сельхозинститута, где я учился тогда. Будущие охотоведы должны были полгода прожить в тайге, чтобы прочувствовать, каково приходится рядовому охотнику. Выделили нам проводника-­удэгейца, помогли построить избушку размером два на два метра на притоке Уссури. Сначала мы ели тушенку, но она скоро закончилась. Перешли на дичь. Тайга в тех местах снизу сильно заросла кустами элеутерококка. В один из дней поднимаюсь по склону, слышу сзади шорох. Подумал, что белка шишки кедровые ищет, обернулся и увидел поверх зарослей черную спину. Ни разу до этого не встречал, но понял: это кабан! Когда зверь выскочил на прогалину, я присел и выстрелил, отчетливо услышал хлопок, потом еще раз ударил. Мало кто поверит, но добыл своего первого кабана, имея на вооружении не карабин, не ружье, а всего­-навсего малокалиберную винтовку. Я его даже поцеловал в пятачок — так был счастлив!

— За прошедшие с того момента годы вы участвовали в сотнях охот, собрали настоящую коллекцию трофеев. Некоторые экспонаты получили высокую оценку экспертов, к примеру, в 2000 году клыки кабаньи, представленные вами, заняли первое место на международной выставке в Чехии. Судя по этому экспонату, дикий кабан — грозный зверь?

— Мне известны четыре случая гибели охотника от клыков кабана, и я бы сказал, что он — один из самых сообразительных, хитрых и умных видов копытных. Ему нет равных и по обонянию. Видел фотографию в немецком охотничьем журнале: полицейский на поводке ведет прирученную дикую свинью, обнюхивающую вещи пассажиров в поисках наркотиков. Знал охотников, которые не стреляли по лосю, считая его слишком легкой, неспортивной добычей. Другое дело кабан — с ним почти всегда поединок.

Немецкий зоолог Хайнц Майнхардт, приручивший с помощью подкормки стадо кабанов, снабдивший при рождении специальными ушными метками около тысячи поросят, пишет, что группа обычно состоит из ведущей, наиболее старой и опытной самки, ее дочерей разных лет и их общего потомства. Особи мужского пола присоединяются к стаду лишь в брачный период. В группе существует четкая иерархия, каждый знает свои ранг и место. Между отдельными особями могут возникать особо близкие, дружеские отношения. Майнхардт приводит случай: одна свинка из такой пары, будучи раненной во время охоты, вынуждена была отделиться от стада, вместе с ней ушла и подружка, а после выздоровления обе одновременно вернулись в семью.

Стадо знает границы своей территории. Из упомянутой тысячи помеченных поросят во все последующие годы ни одна женская особь не была обнаружена далее 5 километров от места мечения. «Мальчики» более подвижны, когда им исполняется год, их изгоняют из стада, и, найдя себе постоянное место жительства, они становятся теми, кого мы называем секачами­-одиночками. «Прописка» — общее явление для животного мира. Зверь должен знать, где он может в безопасности покормиться, где провести день, что означает беспокойное стрекотание сойки, куда и каким путем скрыться от преследования. А под выстрел попадают в первую очередь как раз нарушители принципа территориальности.

— Эти биологические особеннос­ти присущи и нашим, белорусским, кабанам?

— По-­настоящему масштабные работы по мечению кабана в Беларуси не проводились. Зимой 1987 года я пометил ушными метками для КРС восемь поросят, попавших в живоловушку в Россонском районе. Одна из помеченных свинок была добыта на следующий год в двух километрах от этого места, вторая спустя два года зашла в ту же самую ловушку уже со своим собственным потомством, а кабан­-одиночка через два года был добыт в 80 километрах в районе Резекне, латыши потом прислали метку в нашу Академию наук. Однако надо заметить, что ярко выраженная территориальность кабанов характерна для Германии, где не практикуют загоны, а добывают копытных главным образом на индивидуальных охотах — с вышки, с подхода, собак используют только для добора подранков, иными словами, берегут покой угодий. В журнале Wild und Hund («Дичь и собака») прочел поучительную статью. Из-­за угрозы чумы в одном из округов было решено радикально сократить поголовье диких свиней, для этого назначили день и место сбора охотников, разослали приглашения. Однако «зеленые» узнали о готовящейся загонной охоте, подняли шум в газетах, и варварскую, по их выражению, охоту пришлось отменить. Мы же десятилетиями охотились только загоном, с использованием собак, со стрельбой по несущимся сломя голову животным. И лишь в последние 20 лет стали строить вышки, узаконили индивидуальные охоты, запретили использовать гончих при добыче диких копытных. Были приняты меры еще по десятку позиций, и поголовье стало расти.

— Но среди охотников ходят разговоры, мол, видит око, да зуб неймет.

— Да, к сожалению, с 2005 года, со дня принятия новых Правил ведения охотничьего хозяйства, охота в Беларуси стала приобретать коммерческий характер, совершенно чуждый нашему менталитету. Рост стоимости путевок, разрешений (лицензий) на добычу копытных, других расходов сделали охоту недоступной для большинства граждан, не говоря уже о пенсионерах. Неудивительно, что в недалеком прошлом в республике было 140 тысяч охотников, сегодня около 70 тысяч. Правила настолько зарегламентированы, что люди просто боятся выйти с ружьем в лес, горько шутят, мол, шаг влево, шаг вправо считается браконьерством. К сожалению, забылись слова Тургенева: «Он был охотник, следовательно, порядочный человек». Правда, в последнее время в печати появляются сведения о готовящейся либерализации Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь в части, касающейся правил охоты.

— Но вернемся к кабану. Может ли он вновь стать объектом охоты?

— То ли эпидемия уходит на запад, то ли у выживших кабанов выработался иммунитет, но в ряде хозяйств численность животных восстанавливается. Возможно, 2019 год, символом которого по китайскому календарю и является Желтая Земляная Свинья, станет благоприятным — изобильным, щедрым, плодовитым — и для ее диких собратьев.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Беседовала Лариса ВОЛКОВА. Фото из архива Владимира МУРАВИЦКОГО.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений