«Лисички чистые, со своего огорода!». Корреспондент «Витьбичей» сходил за покупками на Полоцкий рынок

logo
Четверг, 26.07.2018 15:25 | Рубрика: Социум
01899

Поход на рынок в любое время года — праздник живота. Поход на рынок летом еще и эстетическое удовольствие. Наш корреспондент изучала, что надо сделать, чтобы не омрачить его, приобретая только качественную продукцию, кто в этом помогает покупателям и какие нынче цены. На Полоцком рынке овощами и фруктами занято всего четыре ряда. Два отведены для физических лиц, два — для частных унитарных предприятий и ипэшников. Но все равно, преодолев лабиринты, заваленные разномастной обувью и одеждой, сюда заходишь, как корабль в долгожданную гавань, расположенную в райском уголке земли, щедро радующей человека своими разнообразными дарами.

А что за запахи, что за звуки…

Слышите, как аппетитно хрустит спелый арбуз, когда его еще только тронули ножом, а он уже развалился на две ярко-красные половинки?

— Да это нарушение — разрезать или надрезать арбузы, ведь очень быстро происходит обсеменение мякоти различными болезнетворными бактериями, — остужает мои восторги ветеринарный врач — сотрудник лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы №1 на Полоцком рынке Светлана Везенько, с которой мы обходим торговые ряды.

Завидев знакомую фигуру, седо­власый представительный мужчина мгновенно прячет половинку этой самой полосатой ягоды под прилавок. И отрицательно качает головой:

— Нэ мое, знакомый на минутку оставил, попросил присмотрэть, — с кавказским акцентом утверждает продавец. А рядом с нами словно чертик из табакерки возникает «знакомый».

— Нэ его! Я ел, нэ доел, пошел виноград выбирать, теперь вернулся, — заверяет он, честно-пречестно глядя нам в глаза.

— Продавцы нас, безусловно, хорошо знают, как и мы их, — продолжает Светлана Николаевна. — Многие торгуют здесь годами, хорошо изучили все правила и соблюдают их. Вот, к примеру, Галина, знакомьтесь!

Симпатичная женщина, увидев мое изумленное лицо, улыбается:

— Да, да, это все мое!

И обводит рукой прилавок, заставленный ведрами, ведерками, банками и стаканами. Ассортимент богатый: несколько сортов помидоров, огурцов, алыча, малина, черника, лисички.

— Что с огорода, что из леса, — продолжает она. — Конечно, одна бы не справилась, но дети уже взрослые, помогают. Правда, с трудов праведных не наживешь палат каменных…

— Погодите, — не очень вежливо прерываю ее. — Цены-то кусаются! Томаты по три рубля, огурцы — по полтора-два рубля за килограмм, черника — четыре рубля за литр! Почему так дорого? — задаю провокационный вопрос. — Персики по три рубля, их тоже надо вырастить, затем привезти к нам в Беларусь, и не из пригорода, а за тридевять земель!

— А вы попробуйте продукцию привозную и только что сорванную с куста, дерева, грядки, сравните вкус, свежесть и поймете, почему наша дороже, — пояснила Галина. — А за ягодами вы когда-нибудь ходили? Да? Тогда вспомните: один литр — один час, пять литров — пять часов ползаешь. Дождь, жара, комары, мошки. Вспомнили все «прелести» сбора? К тому же бензин дорогой, а надо далеко ездить, ведь близко от города уже ничего нет.

— Да мы только с утра цены держим, а к вечеру снижаем, — пояснила соседка Галины. — Черники сейчас много. Вот вчера два литра ягод пришлось домой унести, пустить на вареники. Вкусно получилось, но все-таки лучше продать!

А «зеленка» нынче в цене!

Овощи и фрукты у производителей и населения закупает и компания «Полоцкий рынок». В небольшом павильоне мое внимание привлекла та же черника — по 4 рубля 96 копеек за килограмм.

— Если 600 граммов вмещается в литровую банку… (Я принялась было подсчитывать, сколько можно сэкономить, но мои математические выкладки прервал разговор двух пожилых мужчин, подошедших к прилавку.)

— А «зеленка» в цене! — протянул один из них. Второй глянул недоуменно:

— Ты что, доллар ведь вниз покатился…

— Да я не про валюту и не про зеленку, которой прыщ на лбу мажут, а про обыкновенный укроп! Его сейчас в каждом огороде полным-полно, а здесь за килограмм — 7 рублей! Да что там укроп! Раньше пенсионеры наполовину в шутку, наполовину всерьез утверждали, что денег хватает, правда, если питаться свеклой и морковкой, а теперь эти овощи, видимо, стали деликатесом. Это же надо, бураки обыкновенные, выращенные в Бресте, 1 рубль 80 за кило, тощая морковка оттуда же — 2 рубля 20! Глядя на такие цены, и наши огородники дешевле не продают. Поэтому, Михалыч, обойдемся без борща, купим персиков по три рубля, винограда по два, сварим и будем пить компот — а он, как говорили в дни нашей молодости, «жирный».

Терпение и труд все перетрут

Возвращаемся в лабораторию вмес­те с другой сотрудницей, которая несет с собой ящик с капустой.

— Это пробы, мы их отбираем, ре­гистрируем, присваиваем номера и отправляем в помещение для подготовки к исследованиям, — поясняет заведу­ющий лабораторией Наталья Усова. — Там овощи моют, чистят, трут. Зачастую пользуемся обыкновенной теркой, так как разбирать и мыть комбайн после каждой небольшой порции — только время терять. Кажется, пустяки, но если за день натереть несколько десятков проб, то труд тяжелый и физически. От кочана обычно берется четверть. После подготовки массу взвешивают на весах, укладывают в специальные сосуды — Маринелли — и устанавливают в прибор радиологического контроля — он определяет уровень загрязнения цезием-137. Другая часть пробы исследуется на нитраты. Затем результаты обрабатываются, сведения заносятся в журнал, выдается заключение. Мы проводим в основном испытания продукции растительного происхождения, которую привозят продавать на рынок физиче­ские лица, и той, что закупает у производителей сам Полоцкий рынок, а также меда. Можно отметить, что на протяжении последних двух лет не было ни одного факта выявления продукции, за­грязненной цезием-137.

Интересуюсь, можно ли уже налегать на арбузы, ведь говорят, что они в июле еще нитратные.

— Арбузы в основном, как и дыни, персики, абрикосы, виноград и прочие экзотические завозные овощи и фрукты, сопровождаются документами, удостоверяющими качество продукции, — поясняет моя собеседница. — Но в случае, если это необходимо, мы, как аккредитованная лаборатория, проводим такие исследования. Случаев превышения нитратов в арбузах в этом году не выявлено. На рынке также реализуют мясо, мясопродукты, рыбу, яйца, которые подлежат ветеринарному осмотру. В данном случае в нашу компетенцию входит проверка документов на соответствие им товара.

Спрашиваю у Натальи Ивановны, что самое сложное в работе коллектива.

— Лаборатория санитарно-ветеринарной экспертизы является структурным подразделением Витебской городской ветеринарной станции, здесь работают 7 человек: пять ветврачей, все с высшим образованием, опытом, один лаборант и я, заведующий, — продолжает Н. Усова. — Самое сложное — не повышенные нагрузки, которыми чреваты лето и осень, а большое количество документации, которую мы ведем. Лаборатория аккредитованная, все заключения должны соответствовать ГОСТам, быть четкими, обоснованными. Нам очень помогают контролеры рынка, они не предоставляют места без талона. А между прочим, он является гарантией безопасности продукции, ее качества и, в конечном счете, способствует сохранению здоровья наших покупателей. И как вы, наверное, убедились во время проверки со Светланой Везенько, все продавцы растительной продукции и даров леса на территории рынка проверили ее в нашей лаборатории.

«Лисички чистые, со своего огорода!»

Как и любой рынок города, Полоцкий, увы, не заканчивается на отведенной ему территории. Стихийные ряды по обе стороны трамвайных путей — неотъемлемая его примета, избавиться от которой не удается никакими рейдами, проверками и санкциями. Вот и в этот день, несмотря на сильную грозу и дождь, возле входа на рынок вы­строились в шеренгу продавцы. Останавливаюсь возле старушки, у которой такие замечательные лисички — ярко-желтые, одна в одну, — что пройти мимо никак невозможно. Спрашиваю, сколько стоят, есть ли разрешение на их продажу.

— Эх, детка, всего десять рублей за ведерко прошу. Грибы чистые, не сом­невайтесь, со своего огорода, зачем же их проверять?! — правдиво смотрит мне в глаза «божий одуванчик», полагая, наверное, что я — недалекая горожанка и понятия не имею, где эти самые лисички произрастают.

— Эй, спрячь товар на всякий случай! — советует ей битая жизнью особа, от которой ощутимо пахнет спиртным. — Меня с черникой вот так же поймали, подошла одна, вроде бы покупательница, а потом оштрафовала на 17 рублей 50 копеек.

— Так возьмите талон! — советую я. — И спокойно торгуйте!

— Да как-то привычка не выработалась, — разводит руками «маргиналка». И я понимаю, что привести эту «стихию» в законное русло можно только общими усилиями: и контролиру­ющих органов, и нас с вами, покупателей, отказывающихся приобретать овощи, фрукты и другие продукты у продавцов, не имеющих соответству­ющего разрешения или торгующих в неустановленных местах.

Итог: ценовая пирамида рынка

Если подвести итоги, то станет понятно, что на вершине ценовой пирамиды рынка — лесные дары. С одной стороны, это объяснимо, с другой — нет, ведь все-таки ягоды, грибы никто не сажал, не поливал, не пропалывал. Попробуй на своем огороде за 5 часов заработать 20 рублей! Тогда все дачники давным-давно озолотились бы. На ступеньку ниже в этой пирамиде — овощная продукция белорусских производителей, что тоже вызывает недоумение. Может, ученые совершили открытие, доказав, что свекла — не прос­то корнеплод с большим содержанием сахара, а корень жизни вроде женьшеня? А морковь вообще исключительный деликатес? И, наконец, экзотиче­ские для наших мест фрукты и овощи. Их тоже кто-то вырастил, затем продал оптом. Интересно, сколько же он на этом заработал, если после доставки их к нам, продажи и перепродажи они остаются вполне доступными по цене? Вот такой парадокс, заставляющий задуматься о странностях рыночного ценообразования…

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Лариса ВОЛКОВА. Фото автора.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений