Без срока давности... Прокурор Витебска Андрей Шкляревский рассказал, как ведется работа с очевидцами зверств фашизма

logo
Вторник, 17.08.2021 14:56 | Рубрика: Общество
01245

Генеральной прокуратурой Республики Беларусь в апреле возбуждено уголовное дело по факту совершения нацистскими преступниками в ходе Великой Отечественной войны геноцида на территории БССР. Расследование преступлений против человечества проводится по всей стране. Не стала исключением и Витебская область. О том, как ведется работа по поиску свидетелей и вещественных доказательств, установлению неизвестных ранее мест захоронения жертв нацизма корреспондент «Витьбичей» побеседовал с прокурором города Витебска Андреем Шкляревским.

Людмила Гутман рассказала об ужасах пережитого старшему помощнику прокурора города Евгении Садовской.

Андрей Сергеевич пояснил, что сотрудники прокуратуры в первую очередь работают с непосредственными очевидцами зверств нацистских оккупантов – бывшими несовершеннолетними узниками. Одной из потерпевших стала Людмила Гутман, которая родилась в Лиозненском районе. На момент начала войны девочке исполнилось 14 лет, и она уже хорошо осознавала все, что происходило вокруг.

До войны в деревне Колышки более 67 процентов населения составляли евреи. После начала боевых действий сюда переселились и те, кто бежал из Витебска. А в июле 1941 года Колышки были оккупированы фашистами, которые создали здесь еврейское гетто, куда принудительно переселили евреев. Эвакуироваться практически никому не удалось, так как до железной дороги было 20 километров, а другого транспорта не было.

Гетто представляло собой большую территорию, обнесенную колючей проволокой. Трудоспособное население должно было выполнять принудительные работы. Людмила Евсеевна вспоминает, что жили в домах по 5 семей, голодали, еды не хватало, болели. Если во время работы, кто-то пытался взять с собой что-то из еды у населения, то полицаи зверски избивали их, а затем расстреливали. Расстреливали и заболевших тифом.

Когда в гетто приезжали фашисты, они развлекались убийствами евреев, жгли их дома. Полицаи ходили в форме и заставляли евреев убивать друг друга, издевались над ними. Находились и предатели, указывавшие на еврейские дома, которые потом сжигали.

Людмила Евсеевна вспомнила, что как-то вечером в марте 1942 года фашисты стали собирать всех и погнали в Лиозно на расстрел. Семья ее двоюродной сестры Ольги Ноткиной спряталась. Она сама прыгнула в погреб в чужом доме. Семью двоюродного брата матери Людмилы сожгли в их доме, но он сам уцелел.

Семье Людмилы Евсеевны также чудом удалось спастись. Ее мать подошла к одному из немцев и что-то спросила на немецком языке, он же в суматохе принял их за русских и вытолкнул из толпы. Они забежали во двор первого попавшегося дома, где хозяйка, мгновенно сориентировавшись, стала вести себя с ними так, как будто они здесь живут, и отправила их пилить дрова.

18 марта 1942 года всех евреев из Колышского гетто расстреляли. Людмила Евсеевна -- последняя из выживших и оставшихся в живых узников гетто. Несмотря на все, что довелось пережить, она очень доброжелательна, улыбчива и отзывчива. В свои 95 лет интересуется общественно-политической жизнью, читает книги и газеты.

Вспоминает о том непростом времени и Геннадий Моисеенко. Хотя на момент начала войны он был совсем крохой, те страшные события запечатлелись в памяти 2-летнего мальчика. У них была большая семья: родители, бабушка с дедушкой, брат и две сестры. Жили они в деревне Крынки Лиозненского района. Сам он был маленький, но отцу было 40 лет, и на фронт сразу его не забрали, он и рассказал ему о тех событиях. Через четыре дня после начала войны в деревню Высочаны приехали немцы. В Крынках они создали комендатуру. А семьи Мишурных и Михалочкиных перешли на сторону фашистов и стали полицаями. Сосед Тимофей Петрачков был капитаном пограничных войск, ему со всей семьей пришлось уходить в партизаны. Чтобы придти не с пустыми руками, он украл на немецком складе в Крынках оружие. Чтобы все увезти, он взял лошадь у семьи Моисеенко. А когда бабушка пошла вечером к лесу за лошадью, там были немцы и полицаи, они не поверили бабушке, которая сказала что пасла лошадь, и пригрозили расстрелять всю семью, если Петрачков не явится в комендатуру сам. Однако ночью Красная Армия стала вести артиллерийскую подготовку -- и комендатура ушла. Но на их место пришли фашисты с передовой и стали выгонять жителей из деревни и колонной гнали их пешком до Слонима, где поместили в лагерь. Условия были ужасные. Жили в дощатых бараках, спали на нарах, ели баланду. Территория лагеря была огорожена, людей выгоняли на работу. Из лагеря Геннадия Моисеенко освободили советские бойцы, которые привезли освобожденных узников на поезде в Крынки. Правда, дома Моисеенко уже не было, пришлось жить в землянке.

А вот воспоминания Владимира Леонова. Ему было 8 лет, когда началась война. Он видел, как в 1942 году, когда они с сестрой были в деревне Будянка у тетки, из партизанской зоны, то есть из деревень Власово, Рябово, гнали население в Сураж и расстреливали возле еврейских кладбищ. Володя с родителями жил в деревне Марченки вплоть до 1943 года. А затем жителей деревни вывезли в лагерь «Лесной», а оттуда в Польшу, в город Здунянская Воля. Потом отправили в Австрию. Оттуда Владимир Артемович вернулся в 1945 году в Пермскую область. Когда находились в лагере, отца гоняли на работу, а сам Володя сильно болел, его сестра умерла.

Как отметил Андрей Шкляревский, в Витебске уже в мирное время было установлено три места захоронения мирных жителей.

Так, на территории бывшего 5-го железнодорожного полка в 1941 году фашисты создали лагерь для массового уничтожения советских военнопленных и мирных жителей. За колючей проволокой находилось около 28 – 35 тысяч пленных, которых мучили и морили голодом. За время оккупации было убито более 80 тысяч человек.

Многочисленные места захоронений, обнаруженные в районе Витебска, свидетельствуют о планомерном уничтожении детей, подростков, женщин, стариков.

С целью сокрытия злодеяний в некоторых местах делали запахивание могил, ям, траншей и посев на них. Были обследованы места массовых захоронений на территориях «5-го полка», кирпичного завода, Ново-Улановской горы и Черного болота.

Исследования найденных тел показало, что людей морили голодом, при этом заставляя изнурительно работать, истязали и расстреливали. Антисанитарные условия вызывали массовые инфекционные заболевания. Возраст погибших – 20--30 лет. Общее количество на территории «5-го полка» превышает 80 тысяч человек, из них 4 тысячи – гражданское население.

Сейчас на месте лагеря установлен обелиск, металлический крест, часовня. Открыт памятный знак, посвященный узникам концентрационных лагерей Витебщины.

В братской могиле по улице Верховской захоронено 75 жертв, из них 37 – неизвестных. В братской могиле по Мазуринскому проезду захоронено 46 неизвестных жертв.

Мы обязаны помнить о трагедии, который пережил наш народ и передать эту память нашим детям и внукам. Ведь пока будет жива память, будет жив народ!

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Светлана ШИРОКОВА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений