Как питомцы зоопарка встретили директора Ирину Орлову, которая перенесла пневмонию

logo
Пятница, 05.06.2020 15:59 | Рубрика: Борьба с коронавирусом COVID-2019
01233

Ну что такое месяц обычной жизни — мгновение, а вот когда очень худо приходится, этот отрезок времени кажется вечностью. Ирина Михайловна смогла выкарабкаться из такой больничной вечности, вернулась к привычным для себя делам.

— Как бы плохо мне ни было, старалась поддерживать связь с сотрудниками, очень переживала за зверей, — делится Ирина Михайловна. — А когда вернулась, увидела, что они радуются мне. Волчонка Джемму я растила с «младых когтей», она, здороваясь со мной, так прыгала, что даже нос мне умуд­рилась поцарапать, ягуар Яго скакал от радости, стал собирать свои игрушки, а зубр Борис выставил через ограждение свой «пятак», чтобы я почесала…

Первое действие Ирины Орловой после возвращения на работу — поездка в деревню к людям, которые подобрали лосенка (экологи сообщили об этом Орловой, когда та еще лежала в больнице, просили разрешения привезти в зоопарк) и по ее рекомендации выпаивали неделю молоком. Она привезла это лесное дитя в зоопарк, недавно лосенок совершил свою первую прогулку на свежем воздухе.

Почему она стала рассказывать об этом? Да потому, что на многие казавшиеся привычными вещи человек после испытаний смотрит другими глазами, радуется даже самым тихим эмоциям, ценит секунды жизни с ее хлопотами и событиями.

— Ирина, как случилось, что вы заразились COVID­19? Сразу заподозрили неладное? — поинтересовалась у нее.

— Тест на коронавирус в итоге был отрицательным, однако с диагнозом «двусторонняя интерстициальная пневмония вирусного происхождения с множественными очагами (с эффектом матового стекла)», который был установлен при помощи компьютерной томографии, я пережила немало. Все началось с резкого скачка температуры до 39 градусов, она не снижалась, больше никаких симптомов, но было очень плохо. Вызвала врача на дом, — говорит Ирина Михайловна. — Получила направления на снимок легких и в областную больницу. «Скорую» ждать пришлось бы долго из­-за больших нагрузок на эту службу в апреле, поэтому сказано было добираться самостоятельно. Людей в приемном покое оказалась тьма-­тьмущая. Когда подошла моя очередь оформлять поступление, объявили, что мест больше нет. Отправили в 1-­ю городскую больницу, где оставалось 54 свободных…

Ирина Михайловна призналась, что при ужасном физическом состоянии тяжело было и психологически. Семь дней изматывали высокая температура и тяжелое дыхание, не помогали капельницы, антибиотики… Появился парализующий страх.

— Казалось, все, час пробил — и ты подошла к краю. Как много не сделано! — делится Ирина Михайловна. — Избавиться от этого чувства было нелегко. А рядом в палате такие же 6 человек — и 25-­летние, и 60-­летние, кто-­то контакт первого уровня, а кто­-то с пневмонией… Когда удалось сбить температуру, все равно была как во сне, но начинала понимать, что за твою жизнь все время боролись медики. Постоянно контролировали уровень показателей крови, некоторые из них превышали норму в десятки раз. Ставили четыре капельницы за день, назначены были мощные антибиотики.

Больным с двусторонней пневмонией делали тесты на коронавирус. Должна сказать, что дезинфекция помещений в больнице, уход за больными были хорошо организованы. Больных грамотно распределяли по палатам, вновь прибывших никогда не клали к тем, кто уже находился здесь пару недель.

Когда Ирина Михайловна заговорила о медиках, у нее перехватило горло:

— Основная нагрузка, конечно, ложилась на медсестер. Сколько километров они, бедные, проходили и с какой скоростью носились, трудно представить, ведь им нужно было поставить сотни капельниц в день. За два часа медсестры стаптывали бахилы так, что они превращались в тряпки в прямом смысле слова. Больных было много, представьте, целыми семьями находились в больнице. Как-­то одна медсестра вскользь заметила, что работает 18 дней подряд без выходных. Всем медикам, участливым, добросовестным, а также заботливым ребятам-­шестикурсникам из медуниверситета — честь и хвала за тяжкий труд по возвращению людей к жизни…

После трех недель в больнице Ирина Михайловна получила направление в реабилитационный центр «Железняки», где восстанавливала силы. Десять дней назад она впервые вышла на улицу, признается, что не могла скрыть своего возмущения и недоумения:

— Люди расслабились, в магазинах, в транспорте, на рынке мало кто в маске. Вероятно, чувство собственной исключительности характерно для таких «смельчаков». Я в шоке от наплевательского отношения людей к себе и к окружающим.

Ирина Орлова уверена:

— Мы не избавимся от эпидемии COVID­19, если не научимся соблюдать правила безопасности. О них постоянно говорят врачи. Пощадите их, не множьте ряды заболевших. Не рискуйте жизнью. Говорю об этом по праву, потому что была в «очаге», видела трагедию…

Ирина Орлова по возвращении на работу первым делом приобрела для сотрудников респираторы. С 18 июня в зоопарке будут ждать посетителей.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Наталия КРУПИЦА. Фото Олега КЛИМОВИЧА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений