Отряд особого сопровождения. В Афгане гвардии майор Юрий Богомолов обеспечивал безопасное прохождение колонн

logo
Пятница, 13.12.2019 16:22 | Рубрика: Афганский излом
04986

Обеспечивать безопасное прохождение колонн во время афганской войны был призван гвардии майор Юрий Богомолов, ныне член Витебской городской организации «Братство» Белорусского союза ветеранов войны в Афганистане.

Дороги Афгана, трудные, долгие, опасные. Из Союза в пункты базирования воинских подразделений и обратно, с баз на огневые позиции, на заставы и в административные центры провинций – по всей стране в «зеленках» и горах, на обледенелых спусках и подъемах, по-над пропастью и на равнинах шли бесконечные колонны боевой техники и транспорта. От этой ползущей вереницы бэтээров, танков, наливников, КамАЗов и «Уралов» с грузами зависело абсолютно все – материально-техническое обеспечение сложного армейского хозяйства, успешное проведение разномасштабных операций, сама жизнь советских людей, отправленных в афганскую «командировку». За безопасность движения в условиях жестокой минной войны, которую вели «духи», отвечали особые сводные отряды в составе саперов, ремонтников, бойцов прикрытия.

Юрий Геннадьевич родов из деревушки Кузюк Кировской области. В школьные годы мечтал стать морским офицером, но так распорядилась судьба, что поступил в Калининградское высшее военно-инженерное командное училище. Впрочем, выбор специальности – «Инженер-механик по эксплуатации и ремонту машин инженерного вооружения» – случайным не назовешь, ведь сельский юноша с техникой был на «ты»: и пахал в колхозе, и бороновал, и сеял, и помощником комбайнера успел поработать.

Простой у него военный путь (Псков, Афган, Витебск), но славный. Хотя сам Юрий Геннадьевич только скромно посмеивается: «Ничего особенного. Делал то, что должен был. Таких, как я, много».

По окончании училища Юрий Богомолов служил в 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Был старшим помощником начальника инженерной службы соединения, когда в октябре 1987 года его вызвали к начальству и сказали: «Ну, вот, товарищ майор. Пришел ваш черед отправляться по замене в Афганистан». Юрий Геннадьевич вспоминает, что не обошлось без внутреннего, хорошо скрываемого волнения: справится ли, уцелеет ли?.. Про Афган уже знали главное: в той стране идет настоящая война со всем набором ее «прелестей». Но и установка самому себе была: постараться сделать то, что должен, наилучшим образом.

По прибытии в Кабул, в расположение 130-го отдельного гвардейского инженерно-саперного батальона 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, вступил в должность заместителя комбата. Месяц давался на подготовку – акклиматизация, изучение документов, новой техники, неизвестных для него боеприпасов, тактики мятежников, специфики прохода колонн, ведения огня в горных условиях.

А потом у зама комбата начались нескончаемые «боевые». Как командир сводного отряда водил колонны на Газни (наиболее опасное направление), Кандагар, Гардез, Джелалабад, Хост, Кундуз. В каждый выход – смертельный риск, обезвреживание мин, а иногда и подрыв. И сам майор, и его саперы – впереди колонны всей, на броне бэтээра. Смотрят в оба вдоль дороги и по ее бокам, стараются заметить все, что может показаться подозрительным. Особое внимание – водопроводам, излюбленным у душманов местам минирования. На броне ты живая мишень, поэтому, отдавая распоряжения, руками не размахивай, прочих «полководческих» жестов не делай, говори спокойно. Тогда для снайпера, который, глядя сквозь оптический прицел, выискивает прежде всего офицера, ты один из многих. А там уж на кого бог пошлет… И когда нечто подозрительное обнаружил, тоже не кричи: вполне вероятно, что тебя уже взяли в перекрестие прицела. Двигайся дальше, но метку, понятную посвященным, оставь. Следом идущий сапер должен быстро и скрытно перерезать провод.

Дважды Юрий Геннадьевич пережил подрыв, повлекший контузию. Голова тогда кружится, слух притупляется, координация нарушается и постоянно тошнит. Имел полное право уйти с «боевых» в госпиталь, еще бы и денежную компенсацию получил. Но в моральном праве сделать это Юрий Богомолов сам себе отказывал: как бросить отряд, кто колонну поведет? Перенес эти контузии на ногах. Во второй раз, кстати, взрывной волной его отбросило далеко в сторону, пришлось на голове швы от порезов о каменистый грунт накладывать.

Был такой трагический случай. Стали на блок, собираясь заночевать в дороге. Вдруг пришла плохая весть: в середине колонны подрыв, погибли пять бойцов. Все внутри похолодело. Неужели пропустил?.. С этим эпизодом разбиралась военная прокуратура и установила, что командир одной из рот после остановки колонны самовольно, без вызова саперов, решил поменять месторасположение техники (именно под ее тяжелый вес прежде всего закладывали «духи» боеприпасы).

Первым орденом Красной Звезды Юрий Богомолов был награжден за один из эпизодов Хостинской операции, когда под интенсивным обстрелом реактивными снарядами регулировал движение сгрудившейся техники. Вот так мужество одного человека позволило избежать тяжких последствий. Второй орден Красной Звезды – за вынос с минного поля раненых бойцов, истекавших кровью.

А еще у товарища майора две медали «За отвагу», которыми он был отмечен в «довоенный» и «послевоенный» периоды за обезвреживание взрывчатых устройств.

В январе 1989-го в составе последних подразделений советских войск Юрий Геннадьевич покинул Афганистан и до выхода в запас служил в 103-й гвардейской ВДД. Мы знаем, что в свое время во многих средних школах военное дело преподавали фронтовики Великой Отечественной. В 1990-е и 2000-е годы в витебской СШ № 3 основы гражданской обороны и военную подготовку вел воин-интернационалист Юрий Богомолов. Совершенно недвусмысленная аналогия!

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Виталий СЕНЬКОВ. Фото из архива Юрия Богомолова.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений