В семье начальника инспекции по делам несовершеннолетних Октябрьского РОВД майора милиции Александра Радевича свято чтут память о своих героях Великой Отечественной

logo
Четверг, 13.08.2020 10:57 | Рубрика: 75-летие Великой Победы
0375

До сих пор для офицера самая большая ценность — пиджак деда Егора с орденами и медалями. Нынче, в 75-ю годовщину Великой Победы, они по-особому отливают золотом. Нет, не металла, а подвига их обладателя…

— Помню, когда по особым случаям дед надевал парадный китель. Таким до самой его смерти был девятый день мая. И тогда оставалось только внимательно слушать, не перебивать. В такие минуты мы, родные, будто смотрели документальный фильм о непокоренных войной, только вот отличие в том, что главный герой был рядом, на расстоянии вытянутой руки, — делится Александр Радевич.

Каждый эпизод повествования Егора Григорьевича Соколова был наполнен трагизмом. 18-летним мальчишкой уроженец Белгородской области был призван в Красную Армию. Службу проходил в пехоте на Дальнем Востоке. Там окончил годичную школу сержантов, после чего его назначили помощником командира взвода. Возложили на него еще и общест­венную нагрузку: избрали секретарем комсомольской организации роты.

В 1942 году дивизия, в которой проходил службу Егор Григорьевич, была направлена на Западный фронт под Сталинград. Здесь он принял свой первый бой. Тогда простой сельский мальчишка и не мог себе представить, что эти сражения положат начало коренному перелому в ходе войны, а Сталинградская битва станет первым масштабным поражением вермахта, сопровождавшимся капитуляцией крупной войсковой группировки.

Позже фронтовые дороги привели его в милитаристскую Японию, где вовсю полыхал вооруженный конфликт. Только 2 сентября 1945 года подписанием акта о без­оговорочной капитуляции Японии закончилась шестилетняя эпопея Второй мировой войны. В составе Дальневосточного фронта уже закаленный в боях Егор Соколов участ­вовал в форсировании реки Амур. В своих воспоминаниях он рассказывал внукам о том, скольких усилий и человеческих жизней стоил тогда успех в стратегических наступательных операциях. Форсирование такой многоводной реки, как Амур, вообще было чрезвычайно сложным делом, так как весь противоположный берег за длительное время японские вой­ска превратили в сплошную полосу укреплений. А в августе 1945 года как никогда был высоким уровень вод Амура. Но подразделение, в составе которого воевал Егор Соколов, блестяще справилось с задачей и стремительно заняло опорные позиции на противоположном берегу.

— Несмотря на то, что дед был человеком военным, глядя на свои награды, он давал волю эмоциям. И действительно, все его ордена — Красной Звезды и Отечественной войны II степени, многочисленные медали, среди которых «За боевые заслуги», «За победу над Японией» и другие, — это мужест­во в боях, его боль и раны. И, как добавлял сам он: «И наша счастливая, мирная жизнь!» — воскрешает в памяти внук.

Егор Григорьевич, отслужив положенное по призыву, решил остаться в армии на сверхсрочную службу. Три года фронтовик провел на острове Сахалин в составе 34-й технической дивизии. В декабре 1948-го переведен в местечко Россь Гродненской области, где служил в рядах ВВС. Через год окончил Рижское военно-политическое училище. Это стало отправной точкой в его военной карьере. Службу проходил в Пинске, Поставах на командных должностях. С 1967 года и до увольнения в 1972-м в запас в звании подполковника — в штабе армии ВВС в Минске.

Велик ветеранский подвиг и на заслуженном отдыхе. Вел активную общественную деятельность в составе ветеранской организации. Однако самыми главными благодарными слушателями всег­да для него были родные: дети и внуки. Каждый его рассказ добавлял новые страницы в летопись Великой Победы и послевоенного периода.

— Один из них, — вспоминает Александр Радевич, — посвящен участию в параде войск Минского гарнизона на исходе 1968 года в ознаменование 50-летия БССР. Высокую оценку строевой выучке, слаженности действий деда тогда дал сам генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев.

Всю жизнь Егор Соколов дорожил командирскими часами в позолоченном корпусе, которыми был поощрен за большие заслуги в служебной деятельности в преддверии своего 50-летия в январе 1972 года. В том приказе «по поводу» — весь путь Егора Григорье­вича от курсанта до старшего офицера. Спустя почти полвека он — пример для подражания и гордости потомков героя войны. К сожалению, ему не посчастливилось увидеть, что в его семье на одного человека в погонах стало больше.

Внук Александр стал представителем нового поколения, для которого служение Отечеству — не пустые слова, а офицерский кортик деда — стимул к образцовому исполнению служебных обязанностей.

— Погоны для меня — знак чести, возложенный на плечи! — за­ключает Александр Иванович, который не скрывает, что будет рад, если его примеру последуют подрастающие в семье сыновья.

Несмотря на то, что мальчишки еще совсем дети, из рассказов отца знают и о трудовом подвиге в тылу прабабушки Евдокии Андреевны. Супруга Егора Григорьевича была занята на строительстве железнодорожной линии Старый Оскол — Ржава. Подростком она перевыполняла ежедневную норму вдвое, объясняя свою старательность желанием как можно скорее закончить возведение объекта, имеющего большое государственное значение.

— Эти следы войны всегда будут святы для потомков. Храня память о судьбе родного человека, мы храним память о прошлом всего народа, его подвиге на фронтах и в тылу, — убежден майор милиции.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Татьяна ДИКАНОВА. Фото из архива Александра РАДЕВИЧА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений