Испытание голодом и морозом. Что спасло Александра Скородумова от гибели в блокадном Ленинграде

logo
Среда, 06.05.2020 14:49 | Рубрика: 75-летие Великой Победы
0598

Ребенком пережил блокаду Ленинграда Александр Скородумов из деревни Прудок Городокского района..Осадная зима 1941–1942 годов была самой тяжелой и трагической в истории Ленинграда. Каждый день от голода, холода и бомбежек в городе умирало более 4 тысяч человек.

Постоянный голод преследовал его в то время даже во сне. Дневная норма на детей — 125 граммов хлеба. Этот крохотный кусочек не утолял голода. Его приходилось делить на три раза. Одну часть, с пол спичечного коробка, съедали на завтрак, вторую, такую же, — в обед, а третью — и совсем уже крошечную — на ужин. Когда Саша, не утерпев, съедал дневную норму за один раз, то к вечеру от голода мог потерять сознание.

Его родители трудились на оборонном заводе. Еле живыми уходили на работу. Проводили тяжелые смены у станков, выполняя заказы фронта. Предприятие поставляло торпеды военно-морскому флоту. Заводу была нужна каждая пара рук, и родители мальчика не могли эвакуироваться.

Даже в самые суровые годы в Ленинграде работало порядка 50 предприятий, производивших оружие и боеприпасы, танки, артиллерийские орудия, пулеметы, автоматы, снаряды — около 100 видов оборонной продукции. Предприятия и в осажденном городе не останавливали производства, снабжая фронт вооружением.

250-граммовая рабочая пайка хлеба, которую отец Саши Петр
Григорьевич приносил домой, больше напоминала глину, она была непонятной консистенции, но этот драгоценный кусочек в то время был на вес золота. Свой и без того малый кусочек ленинградского хлеба Сашин отец отдавал сыну и жене Клавдии Матвеевне, а сам слабел на глазах. Он умер от истощения. У его жены уже не оставалось сил, чтобы вывезти тело мужа на саночках. В доме не было ни крошки.

Из окна маленький Саша видел, как обессиленные люди от истощения падали прямо в снег и больше не поднимались, их лица покрывал иней, а метель, словно спящих,
укрывала сугробами. Это была страшная быль, которую при белом дневном свете, и в синих сумерках показывало ему заиндевевшее оконное стекло.

Сын погибшего от голода Петра Григорьевича никогда не выбрасывает хлеб. Рука не поднимается. Зачерствевшая корка, сейчас для кого-то лишняя, которая от избытка летит в мусорное ведро, в то суровое и страшное время стоила человеческой жизни, могла спасти его отца.

Помимо голода было большое испытание 20–30-градусными морозами. Стены в домах покрылись наледью, замерзли трубы, начались проблемы с водоснабжением, люди набирали снег и растапливали его на огне, но, растаявший, он превращался в грязную, дурно пахнущую воду. Жилища обогревали печками-времянками, на растопку шло все, даже рояли. От голодной и холодной смерти Клавдию Матвеевну с сыном спасла эвакуация.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Екатерина ПУЧКОВА. Фото Светланы ЯКОВЛЕВОЙ.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений