Обличье у них человеческим было…О злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их пособников во время Великой Отечественной войны

logo
Понедельник, 19.12.2022 16:02 | Рубрика: Год исторической памяти
0685

Мы продолжаем публикации о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их пособников во время Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы, когда военнослужащие Красной (с ноября 1946-го — Советской) армии и сотрудники правоохранительных органов очищали нашу землю от недобитых власовцев, бандеровцев, «аковцев» (солдаты, входившие в состав армии Крайовой) и прочей «лесной братвы».

Война обнажает сущность людей. «Событие, противное человеческому разуму», как точно сказал о войне Лев Толстой, спускает с цепи тех, чье дьявольское нутро было скрыто в условиях мирной поры. Двуногий же зверь, подогретый идеологией фашизма, предела в своих изощренных бесчинствах не знает вообще.

Государственные архивы свидетельствуют, что страшные преступления на временно оккупированной советской территории совершали не только всякого рода эсэсовцы, гестаповцы, полицейские подразделения и отряды коллаборационистов, но и военнослужащие обычных частей гитлеровского вермахта.

В сборнике документов восьми государственных архивов Российской Федерации, изданном в 2020 году, приведены документальные факты преступлений нацистов на захваченных ими землях РСФСР, Белорусской, Молдавской, Украинской, Латвийской, Литовской и Эстонской Советских Социалистических Республик. Документы в те далекие годы имели гриф «Совершенно секретно».

Совершенно несекретно: знать положено всем

Начальник 1-го управления НКВД СССР П. М. Фитин в спецсообщении секретарю ЦК ВКП (б) А. С. Щербакову от 13 сентября 1941 года указывает, что, по данным НКВД Белорусской ССР, немецкие власти на оккупированной территории организовывают местные органы управления. Основной опорой немецких фашистов является кулацко-бандитский элемент. Немецкие власти творят «неслыханные, чудовищные зверства над мирным населением. Озверелые фашисты врываются в дома советских граждан, грабят их имущество, насилуют женщин и девушек, убивают стариков и детей».

В одной из деревень неподалеку от Жлобина Гомельской области «немецкий солдат застрелил девочку за то, что она, целуя его ноги, просила, чтобы немцы не забирали последнюю корову…». Там же, на Гомельщине, в деревне Полянка Житковичского района фашисты расстреляли четверых учащихся ремесленного училища за то, что подростки положительно отзывались о Красной армии.

Военнослужащие регулярных частей вермахта, указано в сообщении, обходят дворы колхозников, требуют яйца и масло. Солдаты продовольственных обозов изымают у крестьян хлеб, одежду, скот, применяя при изъятии физическую силу. Работницу колхоза имени С. М. Кирова Домановичского района тогдашней Полесской области немцы избили до полусмерти прикладами за то, что просила оставить для ее детей хотя бы немного хлеба.

В Бресте на футбольном поле немцы демонстративно расстреляли более 200 человек, в числе которых было много женщин и детей… В Пинске в течение августа 1941 года оккупанты расстреляли около 10 тысяч евреев в возрасте от 12 лет и старше… В Ганцевичском районе Брестской области карательный отряд уничтожил свыше 400 человек еврейской национальности… А на этом фоне в селах Кобринского района украинские националисты при поддержке оккупационной власти расклеивают листовки «За самостийную Украину», подписанные «известным националистом, агентом немецкой разведки Бандерой».

Подобные сообщения, составленные в течение всего периода оккупации и в первые месяцы после освобождения нашей земли, касаются всех уголков Беларуси. О страшных преступлениях фашистов на Витебщине мы узнаем из аналогичных архивных документов.

Бал сатаны

Комиссия во главе с председателем исполкома райсовета депутатов трудящихся Александром Еременко 4 апреля 1945 года составила акт о том, что «во время оккупации Бешенковичского района Витебской области БССР немецко-фашистскими захватчиками расстреляно и замучено советских граждан (в том числе женщин и детей) в количестве свыше 10000 человек».

Комиссия дает подробную раскладку по исследованным захоронениям на местах массового расстрела мирных граждан. В частности, в районе Бешенковичей было расстреляно 5000 человек; в лесу, что в пятистах метрах юго-восточнее Уллы, — 350 человек; в шестистах метрах северо-восточнее Островно — 300; в трехстах метрах южнее Бочейково — 84.

По свидетельским показаниям, в 1942 году в Бешенковичах на Западной Двине была взорвана баржа, на которой находились свыше 100 военнопленных солдат и офицеров Красной армии.

«Имела место масса случаев расстрела мирных граждан группами по 15 — 30 человек в Хотинском, Сокоровском, Макаровичском и других сельсоветах. Расстрелы производились из автоматов, заряженных простыми и разрывными пулями. Многие жертвы закапывались живьем, в том числе дети и старики. Настоящий акт составлен для представления в областную комиссию по содействию в работе Чрезвычайной государственной комиссии».

Аналогичная обвинительная комиссия по Поставскому району (с 1960 года — в составе Витебской области) в акте от 3 мая 1945 года указывает, что после исследования могил «расстрелянных и замученных советских граждан немецко-фашистскими захватчиками», опроса свыше 150 свидетелей комиссия установила факты чудовищных злодеяний захватчиков.

Мифология ада отдыхает рядом с тем, что происходило в реальности. Житель Постав Я. Фейгель, которому чудом удалось спастись от оккупантов накануне массовой казни мирных граждан, рассказал, что в феврале 1942 года

немцы в Поставах устроили специальный лагерь для еврейского населения. Гетто занимало три большие улицы в северной части города, было обнесено забором и колючей проволокой. Немцы в этом лагере содержали около 4000 человек. Шеф городской жандармерии Шмидт, комендант полиции Кезик и их сообщники издевались над заключенными, морили их голодом, пытали и убивали без всякого повода. Нелюди на глазах у мужей и родителей насиловали и убивали их жен и дочерей. В ноябре 1942 года узники гетто стали жертвами сатанинского «сафари»: фашисты заставляли людей бежать к подготовленной для них могиле и вели по ним огонь из пулеметов и автоматов, а тех, кто отказался покидать помещения, сжигали живьем… У бежавшей женщины по фамилии Вайнер нацистские изверги выхватили из рук пятимесячного ребенка и на глазах у матери разорвали на части. У самой женщины отрезали грудь, выломали руки, ноги, после чего ее расстреляли… По распоряжению Шмидта убитых стаскивали в могилу, цепляя проволокой за ноги и головы.

«Эти факты зверства фашистов находят свое подтверждение в показаниях других опрошенных лиц, как то Адамович В. Л., Фридман Р. Х., Рохман Ф. Л.», — указано в акте комиссии. Результаты исследования вскрытой могилы полностью соответствуют рассказам свидетелей.

Из доклада Полоцкой областной комиссии от 15 июня 1945 года: «…установлено, что немецко-фашистские захватчики истребили в одном только городе Полоцке около 150 тысяч советских граждан — мужчин, женщин, детей и стариков, как жителей Полоцка, так и советских граждан, привозимых из других населенных пунктов БССР, а также военнопленных бойцов и офицеров Красной армии и партизан…

Немецко-фашистские бандиты изобретали самые изощренные формы пыток над советскими гражданами, причем все это считалось у немцев делом чести и поощрялось главным военным командованием и правительством. Пытки, истязания и расстрелы, проводившиеся в лагерях и на улицах города, в окрестностях населенных пунктов, являлись предметом развлечений немецко-фашистских бандитов».

Жительница деревни Липковщина В. Пушкарёва сообщила комиссии: «22 марта 1943 года в деревню прибыла жандармерия под командованием Ваймана и арестовала многих граждан, которых после продолжительных пыток расстреляли. Среди расстрелянных был гражданин Пушкарёв С., которому немцы сначала выкололи глаза. Грудного ребенка Лазуревой Олимпиады немецкий солдат взял за ноги и убил его ударом головой о камень».

Назовем их поименно

Полоцкая областная чрезвычайная комиссия по учету ущерба и расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов и их сообщников на территории Полоцкой области заявила, что ответственными за совершенные злодеяния в городе Полоцке и районах Полоцкой области являются правительство и военное командование фашистской Германии, а также непосредственные исполнители. Вот их имена: рейхскомиссар фон Кубе, командующий соединением СС Готтберг, каратели Никель, Анхольд, Руссель, унтер-офицер Гергард Моер, комиссар Глубокского округа гебитскомиссар Гахман, начальник полевой жандармерии Керн, начальник лагеря военнопленных шеф-капитан Боб, его заместители — шеф-капитан Вик и капитан Вильге, оберцаймайстер Дошман, обер-лейтенант Лянзенген, офицер Беккер, заместитель гебитскомиссара Белинг, комендант гетто Кац, начальник железнодорожной станции Парафьяново Бенц, комендант города Докшицы Кляуз, офицеры Гартман, Унгерман, Франц, комендант местечка Россоны Отто Ленц, комендант местечка Клястицы Шмольц, комендант местечка Плиссы зондерфюрер Гепперт Франц, зондерфюрер Дрешер, жандарм Гайдс, коменданты лагерей обер-лейтенант Зольн и Крене.

Все они, указали в акте председатель комиссии Яким Жилянин (в 1944 — 1946 годах — первый секретарь Полоцкого обкома КП(б)Б) и его товарищи, должны понести суровую кару за свои чудовищные преступления.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Виталий СЕНЬКОВ. Фото из открытых источников.