Александр Дединкин, кандидат исторических наук: «17 сентября 1939 года олицетворяет историческое оформление белорусской нации»

logo
Суббота, 17.09.2022 16:29 | Рубрика: Год исторической памяти
0918

Согласно секретному дополнительному протоколу к советско-германскому договору о ненападении, так называемому пакту «Молотова-Риббентропа» от 23 августа 1939 года, западно-белорусские и западно-­украинские земли, входящие в состав Польши, отходили к совет­ской сфере влияния. Дальнейшие события развивались стремительно. 1 сентября 1939 года гитлеровские войска ударили по Польше, положив начало Второй мировой войне. Несмотря на объявление 3 сентября войны Германии, Англия и Франция не оказали реальной помощи сражающейся Польше.

7 сентября немецкие соединения вышли к реке Нарев, 8-го — к окра­инам Варшавы, 15 сентября взяли Люблин и подошли к Бресту. Сложившаяся ситуация непосредственно затронула геополитиче­ские интересы СССР. Берлин стремился подтолкнуть Советский Союз к участию в военных действиях против Польши. Уже 3 сентября министр иностранных дел Германии фон Риббентроп через немецкого посла в Москве передал наркому иностранных дел Молотову: «Желательно, чтобы СССР ввел войска в советскую сферу интересов и сам занял эту территорию». Берлин в последующих посланиях (11 и 15 сентября) шантажировал Москву угрозой создания буферных государств в советской сфере влияния. Конечно, для нас это было недопустимо. Именно поэтому 16 сентября Молотов заверил германскую сторону, что советские войска выступят в «течение ближайших нескольких дней».

Военные приготовления Красной армии начались еще в начале сентября 1939 года. Прошла частичная мобилизация, в боевую готовность были приведены семь военных округов. Сформированы Украинский и Белорусский фронты — к 17 сентября они насчитывали около 466 тысяч солдат и офицеров. В подчинении командующего Белорусским фронтом командарма 2-го ранга Михаила Ковалёва находилось четыре армии, кавалерийская механизированная группа, отдельный стрелковый корпус. Именно этим соединениям предстояло действовать на территории Западной Беларуси. Им противостояло около 45 тысяч польских солдат и офицеров.

В качестве основного мотива вступления Красной армии в Польшу была гуманная цель: защита национальных интересов местного населения в условиях неизбежного военного поражения Польши и возможной оккупации этих земель немецко-фашистскими армиями.

К тому же это позволило бы восстановить нарушенную Рижским миром 1921 года историческую справедливость и утвердить неотъемлемое право разъединенных частей белорусского народа жить вместе.

16 сентября 1939 года в Смоленске была принята директива военного совета Белорусского фронта, в которой солдатам и офицерам разъяснялось, что они должны занять территорию Западной Беларуси, взяв под свою защиту жизнь и имущество местного населения. В обращении военных советов фронтов отмечалось, что советские воины идут туда «не как завоеватели, а как освободители украинских и белорусских братьев от всякого гнета и эксплуатации, от власти помещиков и капиталистов».

В ночь на 17 сентября польскому послу в Москве Вацлаву Гжибовскому была вручена нота советского правительства следу­ющего содержания: «Польша превратилась в удобное поле для военных случайностей и неожиданностей, которые могут создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам».

Исходя из этого, Красной армии был отдан приказ перейти границу и взять «под защиту жизнь и имущество» западноукраинского и западнобелорусского населения. Советские войска продвигались быстро. Местами им помогало местное население, действовали партизанские группы. Значительная часть польских частей сдавалась без боя.

28 сентября 1939 года между СССР и Германией в Москве был подписан Договор «О дружбе и границе», по которому территория Польши была разделена. Реакция на вступление Красной армии в Западную Беларусь со стороны местного населения была положительной.

Белорусы встречали красноармейцев как своих освободителей с хлебом-солью, цветами и красными флагами.

И такая эмоциональная реакция не была случайной. В отношении белорусов в 1920–1930-е годы власти Польши проводили политику насильственной полонизации и ассимиляции. Красноречивым свидетельством этого являлось то, что накануне сентября 1939 года в пределах Польши не осталось ни одной белорусской школы. Наши земли поляки называли «кресами всходними» («восточными окраинами»). Возникла реальная угроза потери белорусским населением своей национально-культурной самобытности. Ситуация усугублялась также социальным угнетением белорусского крестьянства и рабочего класса.

Для организации будущей общей жизни БССР и Западной Беларуси 22 октября 1939 года состоялись выборы в Народное собрание Западной Беларуси. Не прошло и недели, как 28 октября в Белостоке новый представительный орган начал заседать. Исходя из воли и желания большинства населения региона, делегаты единогласно приняли декларацию о провозглашении советской власти на всей территории Западной Беларуси, о конфискации помещичьих земель и национализации банков и крупной промышленности. Собрание ходатайствовало перед Верховным Советом СССР и Верховным Советом БССР о принятии Западной Беларуси в состав Советского Союза и БССР. Чтобы передать именно это решение собрания, избранная полномочная комиссия из 60 делегатов отправилась сначала в Москву, а потом в Минск. Верховный Совет СССР, заслушав 2 ноября заявление полномочной комиссии Народного собрания, постановил удовлетворить его просьбу и включить Западную Беларусь в состав СССР с воссоединением ее с БССР.

14 ноября 1939 года состоялась внеочередная III сессия Верховного Совета БССР, которая приняла закон следующего содержания: «Принять Западную Белоруссию в состав Белорусской Советской Социалистической Республики и воссоединить тем самым великий белорусский народ в едином Белорусском государстве».

Несомненно то, что воссоединение Западной Беларуси с БССР было актом исторической справедливости. Белорусские земли и белорусский народ, разорванные на две части после Рижского мирного договора от 18 марта 1921 года, восстановили свою целостность.

Глубоко убежден, что 17 сентября 1939 года олицетворяет окончательное историческое оформление белорусской нации, а провозглашение этой даты Днем народного единства — это философское осознание единения как духовного фактора белорусского народа. День народного единства должен напоминать нам, кто мы и откуда, вселять гордость за страну и осознание того, что мы, белорусы, — единый народ.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Александр ДЕДИНКИН, кандидат исторических наук, доцент.