Подвесные потолки в Витебске. Лучшие цены!

Первый тренер Виктории Азаренко Вячеслав Коников о Цирке дю солей, жизни в США и большом спорте

Вторник, 14.05.2019 15:30 | Рубрика: Спорт
1919

Спустя годы Витебск посетил тренер известных белорусских теннисистов Вячеслав Коников.

Наставника не узнавали на улицах родного города и не разрывали на автографы, однако именно здесь были заложены основы его будущего тренерского таланта. Посчастливилось пообщаться с Вячеславом Ефимовичем после мастер-класса, который он провел для воспитанников отделения тенниса витебской СДЮШОР №8.

Виктория Азаренко, олимпийская чемпионка, экс-лидер мирового рейтинга в женском теннисе: «Этот человек <Вячеслав Коников> заложил во мне лучший фундамент».

– Вячеслав Ефимович, какие у вас были предпосылки для большого спорта?

– У меня очень серьезная спортивная родословная. Мама, Софья Ильинична, была гимнасткой и во время войны даже выступала с показательными упражнениями перед нашими бойцами. Она передала любовь к спорту и своим младшим братьям. Один из них – Владимир Швальбо – стал практически крестным отцом витебского батута, затем занимался подготовкой космонавтов на Байконуре. Он был тренером сборных СССР и Беларуси, воспитал чемпионов мира и Европы. Владимир Ильич почетный гражданин Витебска. Уже будучи пенсионером, уехал в Северную Америку по приглашению известного Цирка дю солей. До сих пор не сидит сложа руки несмотря на почтенный возраст.

У этого человека я некоторое время занимался, однако меня больше привлек теннис, который пропагандировал второй из моих дядей – Лев Ильич, впоследствии заслуженный тренер Беларуси. Я впервые оказался на корте в 5-6 лет и с этого времени мое сердце принадлежит этому виду спорта. Тренировки проходили в спортивной школе на проспекте Черняховского, где сегодня занимаются юные футболисты ФК «Витебск». В теплое время года играли на кортах на стадионе «Динамо».

– Как шло становление тренера?

– В один прекрасный момент (впервые такая мысль мне пришла еще в начальной школе) я понял, что звездным игроком мне не стать и решил реализовать себя в другом амплуа. Во многом на меня повлияла тренерская манера Льва Швальбо. Ни разу не было, чтобы он пришел неподготовленным. У него для нас всегда были какие-то записи, к тому же он прекрасно рисовал. Когда мне было всего 9 лет, Лев Ильич давал мне проводить тренировки для 14-16-летних ребят. В будущем, когда я уже имел своих учеников, также воспитывал их по этой системе, давая «побыть в шкуре наставника». И тогда мне было легче с ними работать.

После школы поступил в московский университет физической культуры, однако после смерти отца (ему было всего 50 лет) вынужден был вернуться и доучивался уже в Минском государственном педагогическом институте на спортивном факультете. После армии около девяти лет работал тренером по теннису в спортивной школе МАЗа. Вначале группы набирались с трудом. Нужно было искать подходящих ребят по детским садам и школам. В прошлом году исполнилось 40 лет моей тренерской карьеры.

– Через ваши руки прошли многие именитые теперь спортсмены.

– Имя и авторитет мне сделал нынешний капитан мужской сборной Беларуси Владимир Волчков. В детстве он мог тренироваться на корте целыми днями и не уставать. К сожалению, нам пришлось довольно рано расстаться: я уехал в Польшу, Володя – в Америку.

Конечно же, нельзя не упомянуть Викторию Азаренко. Ее мама работала во Дворце тенниса и видела, как я возился с другими детьми и предложила заниматься с дочерью профессионально. Не могу сказать, что я сразу увидел в ней чемпионку. Не знаю ни одного тренера, который мог бы сказать про ребенка, что он будет лучшим в мире. Однако Вика была очень энергичной и трудоспособной девочкой. Если, к примеру, я говорил, что надо ударить по мячу 100 раз, она делала 150. Когда ее тренировки увидел Максим Мирный, то сказал, что она на сто процентов будет в топ-10 мирового рейтинга. С ней я поработал шесть лет.

В период с 1992 по 1995 год работал в польском Вроцлаве в частной теннисной академии с местными ребятами до 14 лет. Там я многому научился. Затем вернулся в Беларусь на место главного тренера юношеской сборной. Был наставником до отъезда в Соединенные Штаты в 2003 году. И там обосновался на почти 15 лет.

– Можно подробнее про этот этап вашей жизни?

– В начале 2000-х я выиграл грин-карту и решил уехать в США. Меня отговаривали: мол, здесь материально обеспечен, имеешь заработанный авторитет, а едешь в неизведанное. Но я просто не способен находиться на одном месте слишком долго. Мой предел – около десяти лет. А дальше энергия заканчивается и нужно что-то менять.

По прибытии во Флориду испытал проблемы с трудоустройством несмотря на солидный послужной список. Ведь я приехал не по какому-то направлению. Обходил все клубы, но ничего подходящего не нашел. Через некоторое время уехал в Калифорнию и познакомился там с менеджером спортивных команд университета штата в городе Сакраменто. Он мне предложил возглавить студенческую мужскую команду по теннису. Когда я пришел, мы были на уровне сотого места из 300 университетов, однако смогли постепенно войти топ-50. Стоит отметить, что в Штатах студенческий спорт очень развит и стоит в системе ценностей сразу после учебы. И я горжусь, что мои воспитанники занимали самые высокие места в чемпионатах США среди студентов.

Вообще американцы всю жизнь учатся и осваивают новые профессии. Это во многом связано с экономическими реалиями. Инженер при закрытии фирмы без проблем может переквалифицироваться в риелтера, предпринимателя или администратора магазина. Также и студент после окончания какого-нибудь технического вуза может быть уже готовым профессиональным спортсменом.

– Что подвигло вас вернуться в прошлом году на Родину?

– Я в принципе никогда не прерывал связей со своей страной. На протяжении этих долгих лет поддерживал связи с учениками. был в курсе всех спортивных новостей. У меня в Штатах было пару ребят, которые приехали учиться из Беларуси. Один из них, Кирилл Горбатюк, показал здесь, наверное, лучший результат из всех наших уроженцев – студентов американских вузов. Он стоял в топ-50 лучших теннисистов мира до 18 лет.

Сегодня в Беларуси отличные условия для развития тенниса. И когда мне в прошлом году предложили стать тренером по резерву сборной, не видел причин отказаться. Было желание вернуться, и в Америке я уже себя исчерпал: увидел то, что хотел увидеть.

Кстати, очень доволен, что мне удалось вернуть в прошлом году на корт Викторию Азаренко, несмотря на ее серьезные психологические проблемы и семейные неурядицы. В последнее время она уже провела несколько отличных матчей. Я думаю, что у нее все получится.

Беларусь – страна теннисной славы. И заложили ее даже не Максим Мирный и Виктория Азаренко, а еще Наталья Зверева. Ей было гораздо тяжелей, чем последователям.

Среди моих звездных воспитанниц и нынешний капитан женской сборной по теннису Татьяна Пучек. В апреле вместе с нашими девушками ездил на полуфинал Кубка Федерации (аналог чемпионата мира) в Австралию.

– Каковы впечатления от посещения родной школы тенниса?

– Жаль, что уже нет тех тренеров, которые меня воспитывали. В первую очередь, моего любимого Льва Швальбо. У меня есть цель: добиться, чтобы в Витебске уложили современные корты (сегодня база, мягко говоря, оставляет желать лучшего) и на них бы проводился турнир памяти этого замечательного человека. Он очень много сделал для развития нашего спорта.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Алесь БЫНЬКОВ. Фото автора.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений
 
Комментарии (1)
0
Гостькеша
Первый тренер Виктории- Ржаных Валентина Егоровна! Тренировалась Вика у Ржаных 4 года. И Коников работал с Викой индивидуально несколько раз в неделю за доп. оплату. И в 13 перешла в Белтелекома, а Коников уехал в штаты. Какие 6 лет? Вика тренировалась со мной в группе и Малаховича и Бессонова, куда отправят, там и тренировалась, денег то не было у мамы.
Ответить