Предприниматель из Мурманска под видом морских деликатесов поставлял в Витебскую область наркотики

Вторник, 15.10.2019 11:01 | Рубрика: Расследования и суды
0512

Смертельное угощение готовил для витебчан индивидуальный предприниматель из Мурманска, который под видом морских деликатесов поставлял в Беларусь опасные психотропные вещества и наркотики.

Бывали ли на самом деле в его багаже крабы, креветки, мидии, морские гребешки и другие дары северных морей, сказать сложно: тех, кто покупал этот товар, обвиняемый Николай Хваткин назвать не смог, он якобы забыл их имена и фамилии. Вообще, от показаний в ходе заседаний, которые проходят в суде Первомайского района под председательством судьи М. Юрченко, он оказался категорически, мотивируя это опасением за жизнь своих престарелых родителей и малолетнего сына. Что ж, наверное, в этом есть резон, так как за ним, в общем-то, рядовым наркодиллером стоят более крупные воротилы подпольного бизнеса. А о его масштабах можно судить по тому, что только в Витебске на съемной квартире и в гараже, который арендовал Хваткин, сотрудники правоохранительных органов изъяли значительное количество различных наркотических средств и психотропных веществ.

Выйти на преступника помогла роковая случайность. 1 февраля этого года две матери потеряли молодых, здоровых и, на первый взгляд, вполне благополучных сыновей. Слушать их показания о случившемся в ходе судебного заседания было тяжело почти всем, кто находился в зале: мрачнели лица, на глаза наворачивались слезы.

-- Я потеряла ребенка, и горе все острее, -- начала Анна Видова. -- Хороший был у меня сынок! «Мамочка!» -- по-другому и не называл. Квартиру мы ему купили, он сам там сделал ремонт, так как в этом деле был профессионал. Помогал нам во всем, когда заболел отец. Я его несколько раз в неделю видела. Не замечала никаких признаков того, что употребляет алкоголь или наркотики. Вообще, в последнее время он практически не пил, даже на моем 70-летии поднимал бокал только с легким вином. Мой Леша дружил с Александром Давыдовым со школьных лет, тот к нам часто приходил или приезжал на машине, если надо было куда-нибудь нас отвезти. 1 февраля мы с сыном с утра созвонились, он сказал, что пока не знает, придет к нам или нет. Спустя несколько часов мне позвонила мать Саши, сказала, что не может с ним связаться, спросила, не знаю ли я, где парни. Я ее успокоила, а у самой на душе стало так тоскливо – ведь и мой на звонки не отвечает! После 9 вечера поехала со старшим сыном к нему на квартиру. С улицы увидели свет в окнах, но войти не смогли: дверь была заперта изнутри. Я решила, что Алексей куда-нибудь ушел, а дома оставил Александра с какой-нибудь дамой, и тот на звонки не отзывается. Утром 2 февраля снова поехали туда. Так как никто не открывал, вызвали участкового, слесаря. Когда вошла в квартиру, увидела страшную картину: сын неподвижно сидит на диване, голова запрокинута. Рядом с ним лежит другой человек, уткнувшись лицом в сидение…

-- Саша был женат, жил отдельно от нас, но мы с ним часто виделись и созванивались, -- продолжила рассказ о трагическом дне Нина Давыдова. – Сын получил высшее образование, занимался грузоперевозками на своем транспорте. Накануне поссорился с женой, она уехала в Минск, он переночевал у нас, а потом, как выяснилось, пошел к другу. Около 12 часов дня 1 февраля отец с ним разговаривал по телефону, он говорил, что придет на обед. Но мы его так и не дождались…

Накануне двое молодых, но уже вполне зрелых мужчин (приближались к 30-летнему возрасту) через интернет заплатили деньги поставщику, получили сведения о месте нахождения тайника, достали оттуда особо опасно психотропное средство – метадон. А 1 февраля решили испытать его воздействие на организмы: приготовили раствор примерно из половины приобретенной дозы, укололись и почти мгновенно умерли. Что подтолкнуло их в полном здравии и расцвете к такому финалу, знали только они сами. Близким остались лишь предположения и безмерная скорбь. А вот ответ на вопрос, кто, кроме их самих, заплативших уже полную цену за свои ошибки, несет ответственность за случившееся, выясняется.

Старший прокурор отдела прокуратуры Витебской области государственный обвинитель Алексей Толкачев отметил неординарность данного дела:

-- В качестве обвиняемого выступает гражданин Российской Федерации, деятельность которого связана с реализацией в составе группы неустановленных лиц наркотических средств и психотропных веществ на территории Витебской области. По данным следствия, исходя из предъявленных обвинений, ему вменяются в вину два факта сбыта психотропных веществ жителям Витебска на территории города и один факт реализации особо опасного наркотического вещества, от которого умерли два человека. Как показал в ходе следствия Хваткин, он приезжал в Беларусь с декабря 2018 года по март 2019-го. Находился здесь примерно по 10 дней в различных городах. В Витебске пребывал недолго: день–два. Снимал квартиру или заселялся в хостел. Приезжал к нам якобы для реализации морепродуктов, но занимался совершенно иным «бизнесом». Был задержан 1 марта в лесополосе недалеко от Витебска с 10 свертками различных наркотических средств и психотропных веществ. На квартире, где временно проживал, и в арендованном гараже они были обнаружены в значительном объеме. Руководители и иные участники организованной группы закладывали их в тайники и сообщали места через интернет потребителям. Как я уже говорил, Хваткину вменяются в вину три эпизода сбыта в составе организованной преступной группы, один из которых, по версии следствия, привел к смерти двух лиц в результате передозировки приобретенного метадона. Мера наказания за данное деяние по закону -- до 25 лет лишения свободы. Слушания по делу продолжаются.

P.S. В материале изменены имена, фамилии и некоторые несущественные обстоятельства.     

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Лариса ВОЛКОВА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений