У алкоголика есть шанс. Можно ли оторвать человека от бутылки и вернуть в общество?

Среда, 24.07.2019 16:04 | Рубрика: Социум
0644
Несколько лет назад Беларусь вошла в список стран с самым высоким уровнем употребления алкоголя на душу населения. Эти статистические данные, возможно, и не были полностью объективными, но с тем, что вопрос стоит остро, спорить не стал никто. Проблема очевидна, так или иначе она затрагивает каждую семью, а перечень бед, которые несет современному человеку алкоголь, может занять не одну страницу. Появились ли новые подходы в лечении и преодолении этой зависимости, выясняла наш корреспондент, побывав в диспансере областного клинического центра психиатрии и наркологии на улице Коммунистической.
На прием к наркологу в качестве наблюдателя я напросилась второй раз за свою журналистскую практику и должна признать, что и 10 лет назад, и теперь впечатления были сильными. Насмотрелась и на колоритных субъектов, которые делали вид, что им море по колено, и на матерей, приведших сюда великовозрастных сыновей и не отрывающих отчаянных и молящих взглядов от их равнодушных и скучающих физиономий, и на женщин, тщетно пытающихся замаскировать одутловатость лиц и серую кожу чрезмерно яркой косметикой.

Вот одна из них, нервная, дерганая, входит в кабинет к врачу-наркологу-психиатру Ольге Дебелой и с порога объявляет: «Нет, туда больше не хочу, там тяжело не столько физически, сколько морально. Поэтому исправилась! 107-ю статью с меня сняли, вернулась на прежнее место работы, сейчас хочу пройти профосмотр!».
 
Ольга Михайловна после ухода посетительницы поясняет, что женщина была осуждена за уголовное преступление, по решению суда в исправительной колонии отбывала не только срок, но и проходила принудительное лечение от алкоголизма, похоже, успешно, так как в диспансер сообщили, что эта статья с нее снята. «Увы, это единичный случай, — с сожалением констатирует врач. — Человек не хочет в места лишения свободы второй раз попасть, что, может быть, сыграет сдерживающую роль. Но что дальше произойдет, предсказать трудно».

«Спасибо большое, низкий поклон! — театрально кланяется, завершая визит, другая посетительница. — Клянусь, до вторника — ни-ни!» Ее направили из РОВД в диспансер, чтобы провести бесплатную кодировку. Работает она дояркой в одном из хозяйств Витебского района, лишена родительских прав, но настроена на то, чтобы все-таки вернуть дочь домой. Удастся ли ей покончить с пагубной привычкой? Врачи диспансера сделают все от них зависящее, но все равно основную борьбу ей придется вести самой.

«Главное, чтобы была изначальная мотивировка, чтобы человек осознавал, что скатился в пропасть и пытался из нее выбраться, — говорит Ольга Михайловна. — Иногда видишь, как мужа, отца или сына всей семьей приводят лечиться в анонимное отделение, уговорив, надавив. Но будет ли толк?»

И я вспомнила душераздирающую историю своих знакомых, которые что только ни делали, чтобы «привести в чувство» пьющую дочь. К ней применялись самые современные методы и подходы, но ничего не помогало, так как молодая женщина не хотела лечиться. Она умерла несколько лет назад. Казалось бы, время смягчит горе родителей. Но судьба уготовила им еще одно испытание: пить стала подросшая внучка, и я сама не раз уже встречала ее в местном гастрономе, где она пыталась выпросить бутылку в долг или выменять на какую-нибудь вещь, вынесенную из дома…

Можно ли вылечить человека от алкоголизма и вернуть в общество?
Есть ли объективные успехи на этом пути?

С этими вопросами я обратилась к заместителю главврача областного клинического центра психиатрии и наркологии Игорю Свиркунову.
— В Беларуси действует Государственная программа «Здоровье народа и демографическая безопасность», Советом Министров принят комплекс дополнительных мер по снижению алкоголизации, в области — аналогичный документ, так что это система, — подчеркнул Игорь Васильевич. — Если в прошлом году за январь — март под диспансерным наблюдением находились 19756 человек, в том числе 4854 женщины, то в этом соответственно 20156 и 4966. Активнее ведется работа, в том числе по исполнению Декрета № 18. На диспансерном учете у наркологов нет несовершеннолетних, у которых выработалась зависимость, что радует. Так что эффект положительный!

— На чем сейчас делается акцент в лечении?
— Должен пояснить, что вообще лечение в наркологии и психиатрии консервативно. Новых химических веществ, которые бы обеспечили прорыв в этом направлении, не появилось. Поэтому акцент сделан на реабилитации пациентов. В областном отделении реабилитации Полоцкой областной психиатрической больницы создано 30 коек, в отделении реабилитации при областном центре  — 15. После детоксикации с пациентом начинает работу мультидисциплинарная бригада, в которую входят также психиатры и психотерапевты. Они помогают человеку критически оценить свое поведение, найти те «якоря», за которые можно зацепиться и выплыть из «пьяного моря». Медицинская программа рассчитана на 21 день. Вообще, комплексная социальная реабилитация — это современный тренд нашего государства, что очень важно. Человек прошел лечение в ЛТП, медики сделали все, что могли, и наступает черед других инстанций, в первую очередь, службы социальной защиты, где помогают с трудоустройством.

При управлении здравоохранения облисполкома создано УП «Витебскмедстрой», куда напрямую направляют граждан, находящихся на учете в нашем центре. С начала года таким образом получили работу 8 человек. В 2018 году запустили пилотный проект по лечению женщин (ЛТП № 9). Вообще, у нас тесная связь с подобными учреждениями по области: лечение, кодировка, психологическое сопровождение и другое. В прошлом году, к примеру, закодировали 88 человек, находившихся в ЛТП.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Лариса ВОЛКОВА. Рисунок Петра КОЗИЧА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений