Смотрите, кто зашел! Евгений Половинский, музыкант, композитор, художник, влюбленный в свой город Витебск

Пятница, 16.08.2019 09:46 | Рубрика: Культура
02684

Евгения Половинского я трепетно люблю со времен кабаре-бэнда «Серебряная свадьба». Кажется, он самый обаятельный в мире тромбонист. И не только. Евгений верит в людей, нежно любит свой город. Его пример подтверждает, что талантливый человек талантлив во всем. А еще, что мечты сбываются, особенно если их воплощение приносит радость не только тебе.

— Очень жаль, что «Серебряная свадьба» распалась. И пусть сегодня вы с головой окунулись в другие проекты, мне кажется, не случись в вашей биографии этого коллектива, Евгений Половинский был бы другим.

— В свое время в «Серебряную свадьбу» меня рекомендовали не как крутого музыканта, а как прикольного парня. Несмотря на то, что на тот момент я уже окончил консерваторию и даже успел отработать по распределению пару лет, у меня была куча минусов музыкальных. Но на гаст­роли поехал уже после первой репетиции. Попал по характеру. «Безумного» тромбониста «Серебряной свадьбе» как раз и не хватало. Да, безусловно, все это повлияло на мое мироощущение.

— «Серебряная свадьба» еще была и вполне себе здравствовала, но вы уже тогда создали свой отдельный проект с интригующим названием «Оркестр дыхательной перспективы «Смена».

— Я как-то поймал себя на мысли, что у всех духовых коллективов есть один недостаток. Это такая развеселая музыка, которая звучит круто и мощно, но на 12-15-й минуте зрителю становится скучно. Ни тебе драматургии, ни проблемы, ни конфликта. Мне хотелось и до сих пор хочется создать современный духовой оркестр. К сожалению, в «Смене» эту мечту реализовать не удалось. Проект больше напоминал советский оркестрик, что мне как раз и не нравилось.

— Если продолжать говорить о Половинском как о музыканте, хотелось бы больше узнать о проекте «Такі».

— Совместно с актером театра «Лялька» Сергеем Толкачом мы сделали программу, где нет ни одного живого инструмента — только электронные. Сыграли три концерта — в Витебске, Минске и Санкт-Петербурге. Почему именно такой формат? Сегодня музыкальный мир разделился. С одной стороны, есть элект­ронные синтезаторы, которые играют очень точно, с другой — живые инструменты, вся прелесть звучания которых именно в отсутствии этой точности. Моя мечта — соединить электронное и живое звучание. И, кажется, что я уже понимаю, как это сделать.

— Для меня вы в первую очередь музыкант. Но есть ощущение, что настоящая популярность пришла именно благодаря арт-проектам — «Скамейке-сидейке» на улице Крылова и «Дяде Вите» — маленькому человечку, которого вы «поселили» в фонарях на пешеходных улицах города.

— Пожалуй, вы правы. И когда областной краеведческий музей предложил провести экскурсию по фонарям с «Дядей Витей», я никак не мог предполагать, что придет около сотни человек. Даже растерялся. Но понял, что история «Дяди Вити» — смешного, скромного, веселого маленького человечка — интересна людям.

— Не теряет популярности и «сидейка», несмотря на то, что уже три года украшает пешеходную улицу.

— Однажды я особенно отчетливо это понял. Как-то зимой работал в музее современного искусства на Толстого. Скамейка стояла в дальней комнате. Пришли школьники на экскурсию. Они меня не видели, но я их хорошо слышал. Особенно их радостный визг. «Вот где ваша любимая «сидейка» зимует, зря переживали», — сказала учительница. И это была самая дорогая для меня оценка.

— А как вы вообще решились что-то предлагать для города, поняли, что имеете на это право?

— Не все со мной соглашаются, но я не перестаю это утверждать: наши люди живут так, будто они в гостях, мол, тут что-то сделали, там покрасили, но, право слово, могли бы и лучше. Товарищи, будьте хозяевами положения! Сделайте хоть что-то сами. У нас, как и во всем мире, в городе можно с успехом делать две вещи: смотреть и есть. А заняться-то по большому счету нечем. А мне очень хотелось повлиять на городское пространство таким образом, чтобы человек мог не только, к примеру, насладиться архитектурными видами и перекусить в кафе, но и как-то изменить мир вокруг. Вот подошел ты к «сидейке», повернул несколько элементов (а сочетаний миллионы), и она стала именно такой, какой ты ее сделал.

— Есть ощущение, что на достигнутом вы не остановитесь.

— Хочу завести традицию, чтобы каждый день на ратуше музыкант на медных духовых инструментах исполнял какую-нибудь композицию Баха. Это, на мой взгляд, и туристическую привлекательность города повысит, и положительно повлияет на его культурное развитие.

— Ну и напоследок. За что вы любите Витебск?

— Много путешествуя, в какой-то момент я осознал, что могу быть счастлив только в родном городе. В Витебске есть душа, сердечный импульс — почувствовать это легче, чем описать словами. Как его можно не любить?..

P.S. А еще я узнала:

  • «сидейка» на Крылова — третья по счету: первые две у Евгения просто не получились;
  • на арт-скамейку — от идеи до воплощения — ушло четыре года и около трех тысяч долларов;
  • все, что придумывает и создает Е. Половинский, вы больше не встретите ни в одном городе мира.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Беседовала Наталья ЧЕРНИЧЕНКО. Шарж Петра КОЗИЧА. Фото из архива Е.Половинского.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений