«Гоголь наш!». Заметки по поводу выхода на экраны витебских кинотеатров фильма «Гоголь. Вий».

Среда, 11.04.2018 16:17 | Рубрика: Культура
01128

Добрались «киношники» до Николая Васильевича Гоголя. Егор Баранов, с отличием окончивший режиссерский факультет ВГИКа (мастерская Сергея Соловьева), до сей поры удививший, на мой взгляд, лишь раз разудалой комедией «Соловей – разбойник», вдруг решил повестись на замысел Александра Цекало снять сериал про великого классика Николая Гоголя.

И не биографический фильм, как когда-то в 1950-е, а нечто постмодернистское. Вроде как поведать миру новоявленный миф о том, как создавались чудесные произведения, с учетом биографических фактов, конечно, и, желательно, чтобы в нем каким-то образом уживались созданные классиком образы. Что-то вроде кухни знаменитого писателя. Что вышло? Поговорим об этом.

Задумано было 8 серий по две главы на серию. Но дороговато получилось. Заказчик, телеканал «ТВ-3», законно попросил что-то вернуть в виде денег. Пришла идея смонтировать несколько фильмов для кинопроката. Что мы и видим нынче – первый фильм под заголовком «Гоголь. Начало» вышел в августе прошлого года, второй - «Гоголь. Вий» только что, к концу лета появится третий – «Гоголь. Страшная месть». Надо заметить, что эти фильмы сопровождались шумной рекламой, что вызвало ожидаемый всплеск интереса. Зритель с воодушевлением отозвался рублем на отечественный фильм ужасов. Но, как обычно, быстро сработало «сарафанное радио». Интерес убывал. А ведь замысел любопытный – погрузить писателя в мир им же созданных образов. Но в какой роли? В начале первой части Н.Гоголь выступает в качестве… писаря в сыскном отделении (факт известный, но сдвинутый во времени – не в 23 года это было в биографии писателя). Герой довольно быстро идет в гору, благодаря странным обморокам во время писания протоколов уголовных дел. Он оказывается способен таким образом распознать преступников. Что не уходит от внимания главного сыщика Якова Гуро, в блистательном исполнении Олега Меньшикова. Этот эффектный товарищ соглашается на то, чтобы взять с собой нашего героя в рискованное путешествие в Малороссию. Начинается расследование. Разумеется, местом действия становится Диканька.

Шесть (!) сценаристов, согласно требованиям главного продюсера А.Цекало, мучительно выцарапали в итоге лишь череду пяти-шести-минутных кровавых злодеяний некоего Всадника, воплощения нечистой силы, упорно убивающих одну за одной целых одиннадцать красавиц. Причем, что характерно, по религиозным праздникам. А где сюжеты произведений Николая Васильевича? А они особо и не нужны были авторам сериала. Также выхолощена этнографическая сторона действия. Речь персонажей напоминает современные тусовки. Вспомнили, правда, про Вакулу, Оксану, Ульяну, добавили от себя пару-другую персонажей, вовлекли их в придуманное действие. Разбавили происходящее на экране чертовщиной. В итоге получился трэш в стиле Тарантино и ему подражающих. Сны, видения героя – будущего писателя, позаимствованы у Дэвида Линча. Сцены «жути» у «Зловещих мертвецов». А сюжет с Всадником смерти что-то здорово напоминает «Сонную лощину» Тима Бертона.

Не утверждаю, что талантливый режиссер занимался плагиатом, просто не нашел времени, да и желания, окунуться в мир чарующих образов любимого очень многими писателя. Сделал эффектную «страшилку» с участием популярных артистов. А что? Очень даже съедобную.

Классика сыграл Александр Петров, артист театра, которым руководит О.Меньшиков. Несколько однобоко, но так велел режиссер.

Фильмам про Гоголя и ужасы досталось от критиков, преподавателей русской литературы, но были и поддерживающие авторов мнения.

Автор: Сергей МАТЫЛЕНОК, кинокритик. Фото Oops-cinema.ru
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений