Прости, прощаю и — пока…

Четверг, 08.11.2018 14:52 | Рубрика: Мнения
0627

Наверное, нет такого человека, который хотя бы раз в жизни не попал в больницу, где обязательно происходят разные встречи с незнакомыми людьми. Ну а там, где собираются женщины, разговор, конечно же, заходит о детях.

— Помню, незадолго до смерти моя мама как-то груст­но сказала: «Ну вот, всю жизнь растила тебя с сест­рой, сколько сил и стараний отдавала, беспокоилась, переживала, себе отказывала во многом, лишь бы вам хорошо было, а вы вот все равно разными выросли... Сколько я над этим размышляла, сколько ночей недосыпала, все мучилась — где неправильно сделала, как лучше в той или иной ситуации надо было поступить... А теперь вот на старости лет слышу, что говорят по радио, телевидению, в газетах пишут: дело все в звездах, в гороскопах! Выходит, насмарку родительское воспитание, ничего оно не значит, главное — знать, под каким знаком родился ребенок, и все тут? Судьба сама вынесет? Вот оно как...»

Такой разговор завела как-то одна из моих соседок по больничной палате. А я поинтересовалась у Надежды Михайловны, что она сама по этому поводу думает.

— Наверное, есть какой-то промысел божий в наших детях, есть, — задумалась собеседница. — Назовите это как хотите: гены, звезды, судьба, предрасположенность. И все-таки, судя по своим детям, я пришла к выводу, что неодинаково их воспитывала. Первому сыну, конечно, меньше всего времени досталось. Это сейчас женщины и три года в декретном отпуске дома сидят, и пособия получают. А мы в свое время? Два месяца перед родами, два после и — на работу! А в деревне к тому же еще и домашнее хозяйство: от свиней, кур, коровы, кроликов в декрет не уйдешь! И вот как-то получилось, что сын и из дома рано уехал, с семьей живет в городе. Конечно, навещает, но не сказать, что особо-то и рвется: другой раз не допросишься приехать помочь картошку копать, а вот за парой мешочков на зиму не забудет на машине заехать! Когда дочку родила, с полевых работ ушла и попросилась на более легкую должность. Устроилась на складе. Она была у нас девочкой болезненной, капризничала, ей многое прощалось, потакали во всем, вот и получили. Вернее, теперь уже ее муж, наш зять. Сама иногда удивляюсь: как он ее терпит?

— Я уже предчувствую, что ты, Михайловна, скажешь про третьего, про сыночка, — отозвалась из дальнего угла палаты еще одна соседка. — Наверное, самый лучший! Так это просто поскребыш он, так всегда бывает, с младшенькими...

— Возможно, — согласилась Надежда. — Возможно... И все-таки с ним, действительно, я проводила очень много времени. И по дому, и по хозяйству, и в лес по грибы-ягоды, и за травами в поле. И, бывало, все, что делаю, — объясняю, про все рассказываю. Он и в самом деле вырос любознательным, ласковым, от меня не отходил, помогал, хотя не скажу, что все работы ему одинаково нравились. Картошку копать никто из детей вообще сейчас не хочет. Говорят, сокращай свои поля!

Надо заметить, что и навещать нашу Михайловну чаще всех приезжал именно младший сын, хотя дорога из района неблизкая и по работе занят. А когда привозил детей, прежде чем пакеты с продуктами передать, первым делом подводил сыновей к бабушке — поздороваться, поцеловать ее.

Из окна палаты вообще интересно было наблюдать за тем, как в больничном дворике с пациентами, особенно пожилыми, встречались их посещающие. И вот что удивляло больше всего: если со взрослыми приходили или приезжали на машине маленькие дети, то есть внуки, то в редких случаях они бросались к своим бабушкам и дедушкам. В основном — носились по зеленой лужайке, подбирали падающие с деревьев яблоки и сливы либо бегали по дорожкам между клумбами. Нет чтобы как с нашей Михайловной — поздороваться, посидеть, спросить про здоровье, сказать какие-то добрые слова…

...В тот день одна семья привлекла, наверное, внимание всех: к пожилому человеку приехали, по всей видимости, близкие родственники, они долго сидели с ним на скамеечке, но особенно умиляли внучки — прижавшись к деду, девчушки просто не отходили от него, они долго о чем-то вели душевные разговоры, шутили или просто сидели молча, крепко обнявшись. Прощались тоже очень тепло, долго, дедушка все поглаживал девочек по голове, целовал их в макушки, что-то им говорил. А вечером того же дня, как мы узнали, он умер.

И мне подумалось, что в жизни так важно успеть сделать три вещи — попросить прощения у своих близких, услышать от них: «Прощаем» — и сказать им всем: «Пока, до встречи...» Наверное, этот старик все успел. Он таким счастливым возвращался с прогулки…
Автор: Наталья ДРОЗДОВА
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений