Декрет Президента №18 в действии: дети как разменная монета?

logo
Среда, 18.02.2015 17:13 | Рубрика: Социум
04183
Фото kaliningrad.net Фото kaliningrad.net

«Верните мне девочку…»

Малышку Олю судьба не баловала: мать злоупотребляла спиртными напитками. Молодая, красивая женщина словно потеряла голову, а причин для пьянства, как известно, всегда много: неудачная жизнь, несчастная любовь, плохое настроение, нет профессии — значит, нет и хорошо оплачиваемой работы, нет денег… Но вот странное дело, выпить всегда было на что и с кем. Дружки, приятели и собутыльницы сутки напролет роем кружили в Веркиной квартире, которая всегда была настежь открыта. Кстати, еще и потому, что замок все недосуг было исправить, а те, которые звались мужиками, являлись в запущенные комнатки молодой женщины, как в дешевые гостиничные номера только лишь для того, чтобы распить очередную добытую бутылку чернил да перекантоваться до принесенной кем-нибудь опохмелки.

Девочке исполнилось 6 лет, когда ее забрали в детский приют от матери, лишенной родительских прав. Сначала Оля не поняла, что с ней произошло, да и задумываться некогда было: она очутилась совсем в другом мире, где были чис­тота, порядок, свежепахнущее постельное белье на мягкой детской кроватке, вкусная еда каждый день, игрушки, а главное — вечерняя тишина, которая ей была непривычной после ночных оргий взрослых в их с мамой убогой квартирке. Это потом, когда все плохое стало понемногу забываться, девочка затосковала по дому. И не такой уж страшной казалась ей прошлая жизнь, а мама снилась красивой, веселой, смеющейся, протягивающей ей свои руки. И трезвой.

На самом деле то, что представляла собой тридцатилетняя Вера, резко расходилось со сновидениями ее дочери, а главное — девочка опустившейся женщине не снилась…

И вот прошло десять лет. Для Оли они пронеслись! Наполненное занятиями, постижением мира, общением, дружбой, учебой, время как будто бы сжалось. Посчастливилось с другими интернатскими детьми пожить в итальянских приемных семьях. Оля повзрослела не только годами, но и сердцем, душой. Пережила и личную драму, рано влюбившись и разочаровавшись, почувствовав новую боль измены и одиночества. А это особенно рано случается именно с интернатскими девчонками. Она научилась реально смотреть на жизнь. И на маму, которая за эти годы навещала ее нечасто. Может, потому и профессию выбрала, можно сказать, мужскую, рабочую. Рассуждала просто, что выучится, пойдет трудиться на стройку, где неплохо получают, и на заработанные деньги вылечит маму у самых лучших врачей, а потом свозит ее к морю. Она собственными руками сделает ремонт в их квартире, вышвырнет всех приятелей-пьяниц, и заживут они с мамой вмес­те, счастливо…

Если бы этого хотела сама Вера, то ей не нужно было бы ожидать взросления дочери так много лет. А годы тянулись для нее однообразно: пьянки, гулянки, оргии. По-прежнему нигде подолгу не задерживалась на работе: где-то дворником поработала, где-то — уборщицей. Последний сожитель (естественно, неработающий!), моложе Верки значительно, однажды увидев ее взрослеющую дочку, выставил в невыгодном свете сорокалетнюю мать. И она, может, впервые за долгие годы с пристрастием посмотрела на себя в зеркало. И ужаснулась. И еще страх другого свойства ее грыз постоянно: уже однажды осужденная к трем месяцам исправительных работ за невозмещение расходов на содержание дочери в государственном социальном учреждении, Вера с ужасом думала о том, как будет дальше гасить так медленно убывающую задолженность, которая уже исчислялась суммой почти в 50 миллионов…

А решение пришло простое: вернуть родительские права и дочку!

На самом деле все оказалось намного сложнее: чтобы осуществить задуманное, действительно, пришлось, может быть, впервые в жизни потрудиться над собой, а это было непросто. Прежде всего, женщина прошла курс лечения от алкоголизма, закодировалась.

Кстати, в соответствии с Декретом Президента №18 Веру трудоустроили. Остававшиеся совсем небольшие после удержания деньги она стала собирать, их пока хватило на косметический ремонт только одной комнатки. А главное, как ей показалось, изменились отношения с Олей: как повзрослела ее девочка, как она по-доброму ведет себя при встречах, даже сама готова взять опекунство над ней — непутевой, виноватой матерью…

Волнуясь, Вера Петровна переступила порог суда, куда принесла исковое заявление с приложенными к нему характеристикой с работы и всеми необходимыми справками. В ожидании томительно проходили дни. И вот, наконец, гражданское дело по иску к учебному учреждению — официальному опекуну несовершеннолетней Оли — о восстановлении Веры Петровны в родитель­ских правах и передаче ей дочери на воспитание было рассмотрено на открытом судебном заседании суда Октябрьского района Витебска.

Однако представители органов опеки и попечительства отделов образования, спорта и туризма администраций Октябрьского и Первомайского районов посчитали требования необоснованными и объяснили, что «в ходе проведенной проверки было установлено: на данный момент прошел незначительный период времени после того, как истица исправила свое поведение, детско-родительские связи между матерью и дочерью не восстановлены полностью, а поэтому возвращать ребенка нецелесообразно».

Заслушав объяснения участников процесса, пояснения свидетелей, исследовав материалы дела, в том числе письменное заключение органов опеки администраций районов, выслушав мнение прокурора, полагавшего, что в иске следует отказать, суд посчитал, что требования истицы не обоснованы и удовлетворению не подлежат. Руководствуясь статьей 85 Кодекса о браке и семье Республики Беларусь, статьями 302, 306 Гражданско-процессуального кодекса, суд вынес решение: Вере Петровне в восстановлении в родительских правах отказать.
«Лишите меня родительских прав…»

Фото 1tv.ru Фото 1tv.ru


А эта история поражает циничностью 35-летнего мужчины, на пути в решении жизненных проблем которого досадным препятствием оказался собственный ребенок — от бывшей жены, да к тому же неофициальной. Основания веские: у него теперь новая жена и новые дети…

Собственно, «неблагополучным» был не только папочка, а вся семья, просто родителям как-то удавалось долгое время камуфлировать настоящие обстоятельства своей жизни, воспитания детей в том числе. Сергей и Светлана сошлись, когда у женщины уже был взрослый ребенок, потом у них родилась Сашенька. Попивали вместе, перебивались кое-какими заработками, да еще хорошим источником «доходов» была мать Светланы — 80-летняя женщина, дитя войны, инвалид I группы с неплохой пенсией. Когда Сашеньке исполнилось пять лет, Сергей ушел к другой женщине. Светлана запила, потом пыталась кодироваться, а через два года и сама ушла из семьи… правда, к матери: оформила пособие по уходу за больной старушкой. Какое-никакое «занятие», а главное — деньги капают. Когда мать скончалась, Светлана снова запила. Да так, что до­шла почти до самого края. А за маленькой Сашенькой все это время присматривала старшая сводная сестра, которая фактически заменяла ребенку мать. И все-таки в школе вовремя заметили, что несовершеннолетняя девочка находится в социально опасном положении. Знакомство со Светланой убедило — мать необходимо лишать родительских прав, а вот отец… А тот сам пришел в суд с заявлением, в котором коротко, без объяснений и с ошибками написал: «Иск о лишении меня родительских прав признаю, доводы не оспареваю» (орфография сохранена).

Суд вынес решение лишить родителей их прав и взыскать с них в доход бюджета государства расходы на содержание несовершеннолетнего ребенка, которого изъяли из семьи и поместили сначала в детскую областную больницу, а в дальнейшем устроили в приемную семью. Возможно, судьба девочку еще побалует…

Комментарий Елены ПОПКОВОЙ, заместителя председателя суда Октябрьского района Витебска по гражданским делам:

— Эти две истории объединяет одна проблема — обделенное родительской любовью детство, вот только выводы я бы сделала разные. Да, за восемь лет, что действует Декрет Президента №18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях», отрегулированы механизмы взаимодействия всех структур, участвующих в выявлении социального неблагополучия детей в семьях, где родители ведут аморальный образ жизни и не исполняют долж­ным образом свой материнский и отцовский долг. И сегодня избежать законного наказания практически невозможно. Но, с другой стороны, у оступившегося взрослого человека всегда есть шанс вернуть себе ребенка, если это решение, конечно, продиктовано не денежными проблемами, а лучшими, искренними побуждениями. Есть этот шанс и у Веры Петровны. Однако вернуть в семью ребенка трудно, это порой нелегкий и совсем не быстрый путь.

А вот родителям, которые с легкостью от детей отказываются, захлопывая за собой громко дверь в другую, «новую» жизнь, хочется сказать, исходя из большого судейского опыта: не пришлось бы потом к этой двери вернуться — но уже одиноким, больным и немощным, чтобы позвать на помощь брошенных когда-то родных людей. Тех, кто стал в свое время разменной монетой в решении личных, сиюминутных, меркантильных проблем.

Наталья ДРОЗДОВА.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений