Правдивая история Деда Мороза и Снегурочки

logo
Четверг, 30.12.2010 09:33 | Рубрика: Социум
04201
Мы считаем, что Дед Мороз был всегда. На самом деле — он до неприличия молод. Впервые как рождественский праздничный персонаж он «засветился» в начале 1900 годов. Но обо всем по порядку.

Прообразом Деда Мороза было злое и жестокое языческое божество, Великий Старец Севера, повелитель ледяного холода и пурги, который морозил людей. Это нашло отражение в поэме Некрасова «Мороз, Красный нос», где Мороз убивает в лесу бедную молодую крестьян-скую вдову, оставляя сиротами ее малолетних детей, а также в пьесе Островского «Снегурочка» и поставленной на ее основе одноименной опере Римского-Корсакова. Тут Дед Мороз — властный и жестокий старик, воплощение зимы.
В России, отмечают специалисты, Дед Мороз как добрый дедушка, впервые появился на Рождество в 1910 году (а Снегурочки не было и вовсе), однако, не приобрел широкого распространения. Все из-за того, что рождественская елка — атрибут семейный. Общественные елки устраивались с середины XIX века большей частью в приютах для детей-сирот.
После гражданской войны по традиции многие устанавливали рождественские елки. К концу 20-х годов все «религиозное» было выхолощено богоборческой волной. Но уже в 1935 году Сталин произнес свою знаменитую фразу «Жить стало лучше, жить стало веселее», и один из его соратников Павел Постышев поставил вопрос на пленуме ВКП(б) и в декабре 1935 года через газету «Правда» объявил: «Давайте организуем к новому году детям хорошую елку!» Он еще маленьким мальчиком стоял под окнами богачей и заглядывался на роскошные елки и дрожал от холода и обиды. И мечтой его жизни стало вернуть советским детям елку, запрещенную после революции вместе с другими религиозными праздниками. Естественно, без всякого намека на Рождество.
Идеологи вспомнили Деда Мороза. Народ надо и развеселить, и освободить от «религиозного дурмана». Очевидцы рассказывают, что все же мистический налет присутствовал: сказочный персонаж появлялся загадочным образом из кромешной темноты, освещаемый небольшими лампочками, чем ввергал многих детей, особенно маленьких, в неописуемый ужас. Советскую мистику организовывали и так (елка 1937 года в московском Доме союзов): «Первый зал украшен цветами... огромное панно с изображением Сталина среди детей... Всех заинтриговала темнота Колонного зала. На сцене зажглись два пылающих костра, и стала заметна поднимающаяся фигура Деда Мороза в белом костюме, с длинной бородой и с сумкой через плечо».
Но, к счастью, главный персонаж Нового года становился добрее год от года. И во многом благодаря советским кинематографистам и своей внучке Снегурочке, которая тоже появилась на празднике как одно из главных действующих лиц только в 30-е годы (так же, как Баба Яга, Медведь, Волк, Заяц и Лиса). «Дед Мороз уже не один, а с ним Снегурочка — шаловливая девчонка, которая участвует в его разговорах с детьми, выдает его тайны детям. Это создает большую взаимность между Дедом Морозом и школьниками» (текст из одной из методичек 50-х годов).
Образ Снегурочки уникален для русской культуры. В новогодней и рождественской мифологии остальных народов мира нет женских персонажей. Любопытно, что на ранних советских изображениях Снегурочка чаще изображена маленькой девочкой, в виде девушки ее стали представлять позднее — в 50-е и последующие годы.
Вот так постепенно Дед Мороз и Снегурочка стали практически реальными: мифы воплотил в жизнь сам советский народ. И детворе, и взрослым эти новогодние герои полюбились.
Что касается Беларуси, то у нас тоже есть свой Дед Мороз — это Зюзя («Замерз, как зюзя!»). Зюзя, или бог зимы — фольклорный зимний персонаж — представляется как дед с длинной бородой, который живет в лесу, ходит босиком. По фольклорным представлениям треск деревьев во время сильных морозов объясняется тем, что Зюзя стучит по деревьям. И живет наш Зюзя Поозерский в Поставском районе в Стародворском лесничестве.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений