Один день с проводником поезда

logo
Среда, 23.06.2010 21:27 | Рубрика: Социум
27945
Поезд  тронулся, и вскоре за окном мелькали огни вечерней Москвы.  Проводник (миловидная, очень располагающая к себе женщина — такое ощущение, будто в эту профессию отбирают по конкурсу) начала собирать билеты. Очередь дошла до меня, и я попутно поинтересовалась, когда можно будет купить напиток, — уж очень хотелось пить.


Галина Зеленкевич (хорошая все-таки вещь — бэйдж!) пригласила к служебному купе, предложила выбрать, что нужно, а бутылку кока-колы подала со словами: «Расплатитесь потом». Это подкупило — мы ведь не избалованы отзывчивостью, а здесь человек вполне мог сначала разобраться с билетами и лишь потом, как это обычно бывает, предложить товар. Стала присматриваться к хозяйке вагона, и вскоре совершенно неожиданно для себя захотела побыть в ее роли. Тем более опыт в моей жизни был.

В кассах столичного вокзала билетов на Оршу не было, а я только что сдала сессию и домой хотела нестерпимо. Оставалось только одно — просить проводника, чтобы взял без билета. Такое в семидесятые годы практиковалось, хотя все мы: и пассажиры, и проводники —  рисковали. Естественно, задаром страждущих никто не вез — мзда обычно равнялась стоимости проезда. В тот раз мне жутко повезло — в качестве проводников работали студенты-украинцы (поезд шел с юга), и один из них, балагур и весельчак, меня с удовольствием взял в свой вагон. Пассажиров было не протолкнуться — плацкартный вагон использовался как общий, даже боковые сиденья были разложены и люди сидели чуть ли не на коленях друг у друга.

В купе проводника (больше мест не было) тихо-смирно я сидела недолго. Парень без конца отлучался, мне надоело отвечать на вопросы пассажиров, что его нет. Когда в очередной раз вернулся, предложила, что могу поработать за него. Он был в восторге, тут же передал мне бразды хозяйничанья и смылся. О-о, я  еще не знала, во что вляпалась! Пассажиры, уставшие от неудобств в пути, стали рвать меня на части — одному срочно захотелось пить, второй потребовал открыть окна, которые были задраены, словно люк подводной лодки, третьему мешали игроки, что резались в карты... В общем, когда приблизились к Орше, где мне нужно было выходить, радости моей не было предела. Надежде тоже. Чего греха таить — очень  хотела сэкономить на проезде и была уверена, что коллега-студент, вместо которого несколько часов носилась по вагону как ужаленная, явно не возьмет с меня денег. Жестоко ошиблась. Взял. И ровно столько, сколько стоил билет, — три рубля тридцать копеек.

Когда позже рассказала об  случае Галине Леонидовне Зеленкевич (стала-таки моей наставницей на рейс в ночи — из Москвы до Витебска!), она сообщила, что пассажира без билета сейчас можно взять на вполне законных основаниях — если есть, конечно, свободные места. А проездные документы выпишет начальник поезда. Но беседовали об этом мы гораздо позже, глубокой ночью, когда пассажиры спали крепким сном. Поначалу было не до разговоров.

После того, как Галина Леонидовна собрала билеты, начался период чая и торговли (я, естественно, была в роли бесплатного приложения к проводнику). На подносе красиво выложены вафельки, чипсы, печенье, шоколад, семечки, орешки (в ассортименте, как выяснилось, около 80 наименований — мини-буфет!), и весь этот товар предлагается каждому под нос (извините за каламбур). Торговля идет на удивление бойко, трудно даже выделить, что покупают охотнее — по крайней мере, дважды пришлось пополнять запасы. Нарасхват и чай — несмотря на довольно позднее время, его заказывают в каждом купе, поэтому Галина Леонидовна носится с дымящимися чашками то туда, то сюда (я «пасу» поднос).

Наконец у проводника небольшая передышка. Благо другая важная для пассажиров информация высвечивается на электронном табло (в частности, ярко горит надпись «Туалет свободен»). Выражаю удивление по этому поводу — ведь отъехали еще не далеко от Москвы и по логике должна сохраняться санитарная зона. Галина Леонидовна сообщает, что новые вагоны, а мы как раз в таком работаем (ага, меня уже причислили к «своим»!), оборудованы биотуалетами.

Вагон пока не угомонился — не спится самому маленькому пассажиру. Малыш, который, видно, недавно научился ходить, топает взад-вперед, радостно вырываясь из рук мамы. Ему весело и совершенно непонятно, отчего дяди и тети укрываются с головами и не реагируют на него. Мама пытается уложить ребенка силой, но лучше бы этого не делала, — поднимается истошный крик, и ей на подмогу, к счастью, приходит другая молодая женщина. Вскоре наступает желанная тишина.

Через минуту Галина Леонидовна меня оставляет — дела. Советует  подремать. Пытаюсь и в который раз ловлю себя на мысли, что сон в дороге — роскошь, доступная счастливчикам. А может, мне ненавязчиво дают понять, чтобы не мешала? В общем, когда слышу, что проводник вернулась, подниматься не спешу. Остановка (взглянув в окно, понимаю, что это Смоленск). У нас никто не выходит и не заходит — будний день, пассажиров немного. Вагон дергается, словно его толкнули (позже узнаю, что в Смоленске меняют электровоз на тепловоз).

Ворочаюсь с боку на бок, натягивая на себя одеяло (не жарко — в вагоне, как показывает табло, 18 градусов). Забегая наперед, скажу, что через каких-нибудь полчаса температура поднимется до 22-х — вот что значит старый, дедовский способ отопления. Оказывается, от Москвы до Смоленска вагон обогревается с помощью электричества, от Смоленска до Полоцка — углем. Когда услышала об этом, не поверила — в белоснежном тамбуре никаких специфичных следов. Ларчик открывался просто — справа на выходе несколько дверок, за которыми солидный запас твердого топлива  (проводники сами дают заявку на нужное количество и контролируют загрузку, как и заправку водой). Печка тоже спрятана — за дверкой на противоположной стороне. В ней уже весело плясал огонек (когда Галина Леонидовна успела?!)…

Проводник отложила в сторону бумаги и калькулятор — подсчеты и записи произведены (торговлю анализировать лучше сразу). Выручкой осталась довольна.

— Вам доводится план? — интересуюсь я.

— Как таковой нет, — слышу в ответ, — но это платная услуга, и мы заинтересованы в том, чтобы продать товара больше.

Поезд мчится в ночи, все спокойно и у нас есть возможность беспрепятственно общаться. Так бывает не всегда. Пассажиры порой попадаются разные, за иными нужен глаз да глаз, а некоторых периодически приходится успокаивать. С 23 февраля работать спокойнее — вступил в силу запрет на распитие в вагоне даже пива, не то, что спиртных напитков. И кражи порой случаются, но Галина Леонидовна убеждена, что большинство из них провоцируют сами пассажиры. Как-то мужчина лет тридцати вез огромную сумму денег, и вместо того, чтобы спрятать их, демонстрировал всем и вся. Выложил пачку на столик, хотя она, проводник, просила не делать этого, весь вагон угощал шоколадками. Спустя некоторое время отправился в ресторан, откуда вернулся совершенно потерянный: деньги украли. Вызвали милицию, брали отпечатки пальцев — ищи ветра в поле. И с мобильными телефонами бывает нечто похожее — дорогущие аппараты оставляют на виду. Ну а ведь известно: то, что плохо лежит, — добыча легкая.

К общественному добру некоторые относятся по принципу: все вокруг колхозное — все вокруг мое. Если вы думаете, что кражи полотенец из вагона канули в прошлое, ошибаетесь. Крадут. Однажды муж с женой, покутив в ресторане, позарились на… фирменные занавески. Одну спрятали среди своих вещей, за что и поплатились, — были вызваны сотрудники милиции, и  под Сафоново парочку высадили. Но если поймать человека  за руку не удается, платить за недостачу проводникам приходится из собственного кармана, и здесь не имеет значения, что украдено, — чайная ложка или одеяло.

В профессию приходят по-разному. Моя собеседница, например,  после окончания Полоцкого сельскохозяйственного техникума, работала в колхозе, потом вышла замуж в Полоцке и перешла на авторемзавод. Работа была, признается, рутинная и сидячая, поэтому, когда услышала, что производится набор проводников, сразу поняла — судьба дает шанс. Муж не возражал, свекровь горячо одобрила, а то, что жена, невестка и мама будет подолгу отсутствовать, никого не испугало. Правда, позже дочь категорически откажется пойти по маминым стопам, да и сама Галина Леонидовна с высоты 15-летнего профессионального опыта признает, что жена должна быть дома.

Но в принципе работой довольна. Интересно. А что касается трудностей, то у кого их нет, недаром ведь говорится, что хорошо там, где нас нет. Да и работать сейчас намного легче. Обновленные вагоны, легковесные матрацы из поролона (тоже ведь труд — на конечной станции перекрутить полсотни матрацев и в идеальном виде уложить  на верхней полке). Есть и другая разновидность труда, невидимого  пассажирам, — отбивать зимой лед с рычажной передачи (вода из умывальника намерзает, что чревато проблемами с торможением). Безопасность на железной дороге — тема отдельная. В свое время, когда Галина Леонидовна ездила на Симферополь, ей приснился сон. Якобы над озером возле Херсона стоят три березки: две мертвые, одна — живая. Живую она, Галина, и сломала. С недоумением рассказала сон напарнице, та отшатнулась. Оказывается, их состав едва не сошел с рельсов и аккурат под Херсоном — кто-то положил на рельсы «башмак» (приспособление  строжайшего учета!). Счастье, что скорость была небольшой, а машинист оказался бдительным.

Экстрима хватает — работать ведь приходится с людьми. Как-то спасала девушку, страдавшую эпилепсией, — та резко встала, что больным категорически противопоказано, и резкое движение спровоцировало припадок...

Вас никогда не занимало, что происходит на железной дороге, когда осуществляется перевод часов? Вот-вот, любопытно. Оказывается, с «зимним» временем проще — состав час стоит в Смоленске, а вот «летний» час приходится наверстывать в пути. Увы, не всегда успешно — в этом году, например, фирменный прибыл в Москву на сорок минут позже обычного. Но вообще-то расписание на железной дороге — закон, нарушиться который может только из-за ЧП. Однажды такое случилось: были повреждены рельсы, и состав в первопрестольную пустили с опозданием.

Слово за слово, благодаря чему время в пути летит незаметно, и вот мы уже приближаемся к Рудне. Здесь выходит девушка-пассажирка, поезд стоит 21 минуту. Я рядом с Галиной Леонидовной — уж если отождествлять себя с проводником, то по полной программе. Встаем на верхнюю ступеньку в тамбуре, и  «наставница» протягивает мне фонарь. Его нужно поднять вверх с бело-лунным светом — сигнал готовности к отправке (в дневное время такую функцию выполняет желтый флажок). Сначала добро дает «хвост», потом очередь доходит до нас, до шестого вагона, и поезд трогается с места…

Мимо проходят сотрудники транспортной милиции.
— Все в порядке? — спрашивает молодой человек в форме.

— Да, — отвечает Галина Леонидовна и поясняет мне: — Наши, витебские ребята. Садятся в Рудне.

Дальнейший разговор продолжаем за работой — Галина Леонидовна начинает сортировать использованное постельное белье. Все по отдельности, и исключительно в расправленном виде (теперь понимаю, почему лучше сдавать постель после сна комом, а не складывать тщательно, — это не потребует от проводника лишних телодвижений). Одеяла и тюфяки уложит по-своему уже в Полоцке, после того, как пассажиры освободят вагон. Уборка, пополнение запаса белья и продуктов — тоже обязанность проводника. Новая смена должна заступить вечером на все готовое.

Продолжаю следить за ловкими движениями рук и ловлю себя на мысли, что даже черновую работу можно делать красиво. Свои услуги больше не предлагаю, будить пассажиров, которые спят до последнего, чтобы вручить билеты (до Витебска остается мало времени), тоже не решаюсь. Билет прячу в кармашек сумки теперь уже как реликвию и начинаю готовиться к выходу. Одновременно думаю о том, как важно в любом деле быть профессионалом и как нужно это самое дело любить, тогда не будет ни обид на судьбу, ни разочарований. А что касается расставаний, неизбежных в профессии проводника, — тем радостнее встречи. Представляю, с каким нетерпением после двух суток разлуки ждет семья Галину Зеленкевич, мою новую знакомую из Полоцка. И как ждут пассажиры, которые, проехав с ней однажды, стремятся снова оказаться именно в «ее» вагоне.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Нина ПИСАРЕНКО. Фото автора.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений
 
Комментарии (2)
0
Гость
скажите пожалуйста вы от Ж/Д вокзала учите на проводниц????  если да то что нужно для этого? подскажите пожалуйста
Ответить
0
Гость
Хочу работать
Ответить