Натяжные потолки в Витебске. Жаркие цены!

Витебщина стала второй родиной для бывшего председателя облисполкома Владимира Кулакова

Понедельник, 24.06.2019 16:47 | Рубрика: Официальные интервью
0565

Очередной день рождения города — хороший повод встретиться с людьми, которые делали его историю, и вспомнить примечательные моменты в их личной судьбе, а значит, и в жизни Витебска.

Несомненно, в числе таких людей и Владимир Кулаков, чья трудовая биография с 1983-го по 2007-й год непосредственно связана с Витебщиной: председатель облисполкома, председатель областного Совета депутатов, руководитель облкомитета природных ресурсов. Приехав из столицы работать первым заместителем председателя по сельскому хозяйству, Владимир Пантелеевич вскоре возглавил облисполком. Его десятилетний срок работы на этом посту был периодом активного строительства дорог, многих социальных объектов, создания новых производств и масштабной мелиорации земель. И все это до сих пор служит людям, по мере необходимости обновляясь в соответствии с современными стандартами. А мой собеседник до мелочей помнит многие эпизоды трудовой биографии, легко извлекает из глубин памяти фамилии людей, с которыми приходилось, как он говорит, решать те или иные вопросы. И слушать его настолько любопытно, что разговор мог продолжаться и дольше отведенных двух часов.

— Владимир Пантелеевич, как вы, уроженец Смоленщины, оказались в Беларуси, а затем и на Витебщине?

— Все очень просто. Окончив среднюю школу и получив аттестат зрелости, поступил учиться в юридический институт в Минске. Был очень целеустремленным молодым человеком. Мой отец-фронтовик, вернувшись домой после ранения, в 1943-м умер от тифа. Нас с сестрой растила одна мама Екатерина Иосифовна. В начальную школу ходил за два километра, а потом в среднюю — за семь. Ребята, которые начинали со мной эту эпопею, каждый год менялись, не выдерживали грязи и вьюг, а я упорно продолжал. Так что аттестат получил единственный из всего сельсовета. С трудом добившись получения паспорта (а в те времена из колхоза не отпускали, как человеку уже грамотному, предлагали и колхозную бухгалтерию вести, и другие места работы), я с картонным чемоданчиком пешком, а потом на грузовике отправился до ближайшей железнодорожной станции и сел в Ярцево на поезд в направлении Минска.

— Но стать юристом было не суждено?

— И это, считаю, к лучшему. После двух курсов, когда по решению Никиты Хрущева, провозгласившего, что преступность в нашей стране побеждена, институт закрыли, а на юрфак БГУ перевели лишь небольшую часть студентов, предложение перевестись в институт народного хозяйства оказалось очень кстати. Окончив его единственным на курсе с красным дипломом, поехал работать главным бухгалтером в совхоз «Озерцы» Глубокского района. Это и было первое знакомство с Витебщиной.

— А вскоре вы получили и второе высшее образование.

— Новые цели перед собой ставил постоянно. Когда было 28 лет, попросился возглавить сельхозпредприятие, чтобы испытать себя в серьезном деле по-настоящему. Мне доверили совхоз «Малое Можейково» Лидского района на Гродненщине. Работая там, почувствовал, что не хватает отраслевых знаний. Потому заочно отучился на агрономическом факультете Гроднен­ского сельхозинститута. То десятилетие в совхозе было очень плодотворным, ведь можно было реально ощутить результаты своего труда. За это время удалось вывести слабый совхоз в экономически состоятельный. Был награжден за работу в сельском хозяйстве орденом Ленина и орденом Трудового Красного Знамени.

— По достигнутым результатам были и новые продвижения по службе?

— Из совхоза уходить не хотелось, построил хорошее взаимодействие с коллективом, но мне предложили возглавить трест экспериментальных баз, потом республиканское объединение «Сортсемпром». В те времена мы, люди партийные, знали слово «надо». Вот и когда первый секретарь ЦК КПБ Николай Слюньков пригласил в кабинет и сказал, что надо поехать на работу в Витебскую область, я ответил: «Надо, значит, надо». Регион уже неплохо знал по периоду службы в республиканских структурах. Вскоре потребовалось возглавить облисполком.

— С чего начинали?

— С дорожного строительства. Я видел, что даже к Витебску нормально подъехать было нельзя: дороги узкие со стороны Шумилино, Лиозно, Бешенковичей, не говоря уже о тех, что меж­ду райцентрами. Это было слабое звено в предыдущей работе. А тут еще приехавший из Минска в обком партии министр дорожного строительства вознамерился сократить области финансирование на эти цели под предлогом предыдущего хронического неосвоения средств. Я возразил: будем использовать и наверстывать отставание. Так начали дорожное строительство, позже довели хороший асфальт и до Миор, Браслава. Пришлось даже в Москву ехать, чтобы добиться многократного увеличения квоты на битум в течение трех лет. Мне в пору работы председателем облисполкома нередко и успешно приходилось решать многие вопросы через союзные министерства.

— Каким образом?

— Настойчивостью, грамотным обоснованием, умением доложить, дать четкую раскладку действий в случае поддержки. А возможностей решать проблемы в Москве было больше, чем в Минске. И, поверьте, возможности есть всегда, даже сейчас. Главное, пытаться, стараться ими воспользоваться. Например, удалось с помощью тогдашних министра энергетики Анатолия Майорца и министра газового хозяйства Виктора Черномырдина получить деньги и перевести на природный газ ГРЭС в Новолукомле, чтобы она перестала отравлять воздух сжиганием мазута. Позже газопровод продлили до Новополоцка, перевели на голубое топливо ТЭЦ.

— В вашу бытность в Витебске активно строились медицин­ские учреждения. Даже трудно представить, где до того лечились люди, ведь за десятилетие возведен их целый ряд.

— Все было, но зачастую в небольших, плохо приспособленных для медицины помещениях. Например, после того, как мне показали условия, в которых работала на первом полуподвальном этаже областная стоматологиче­ская поликлиника, было дано указание проектировать новое здание. И за год его возвели. Поликлинику и больницу на Марковщине построили за счет средств союзного министерства промышленнос­ти, в которое входили крупные предприятия этого индустриального района. Потом, правда, когда Союз распался, потребовалось брать содержание этих медучреждений на бюджет, и мы даже компенсацию из казны выплатили предприятиям, покрыв их некоторые долги. Роддом № 2, поликлиника на Москов­ском появились в связи с ростом города и его населения. Я был инициатором строительства дома-интерната для инвалидов на прос­пекте Фрунзе. Предполагалось со временем реализовать в области четыре таких проекта учреждений повышенной комфортности, чтобы люди в интернате жили не в 8—10-местных комнатах, а максимум по двое. Правда, и с этим проектом пришлось повозиться. Республика не утвердила его, поскольку стоимость одного места в два раза превышала нормативную. Я поехал на прием к председателю Сов­мина БССР Михаилу Ковалеву. Объяснил все и разрешение получил, но с условием, что выделяемые средства останутся в прежнем объеме. Пришлось недостающую часть изыскивать в областном бюджете. За эти годы было по­строено шесть крупных больниц в райцентрах и городах, диагностический центр в Витебске.

— Любопытная история связана с появлением комбината «Витьба»…

— Когда узнал, что по линии союзного министерства закупается три комплекта английского оборудования для производства сухих завтраков, обратился с просьбой включить в список и Витебск. Мой пыл сразу же остудили, ведь получателями значились Москва, Санкт-Петербург и Киев. Правда, сказали, что Киев что-то тянет резину. Это сыграло нам на руку, и когда киевляне опомнились, мы уже подготовили площадку под новый комбинат и железную аргументацию: все сделано, осталось только смонтировать линию. Так в Витебске появилось знаковое и единственное такое в республике предприятие, один из его, как сегодня говорят, брендов.

И Летний амфитеатр построен в мою бытность. Мы имели побратимские связи с польской Зелена-Гурой. Во время поездки туда впечатлились открытой сценической площадкой на 1000 мест. Решили, что нечто подобное, но уровнем повыше, нужно и Витебску. Поначалу архитекторы предложили пустырь возле областной больницы. Я возразил: далеко от центра, нет подъезда, да и затраты будут большие, ведь зал надо делать «лесенкой». А овраг в самом центре с его природной «архитектурой» как нельзя лучше подошел для реализации этой идеи. За год амфитеатр построили, тоже одну из визитных карточек современного Витебска.

Кололо глаза состояние поймы реки Витьбы, которая заросла кустарником и крапивой. А ведь эта река дала название Витебску. Средств в бюджете на благоустройство поймы не хватало. И когда я возглавил комитет природных ресурсов, они были изысканы. Как видите, возникало все не вдруг, стоило немалого труда. И если в том, что исправно работает и сегодня, признается толика моего труда, буду только рад.

— Скажите с учетом вашего опыта, с высоты прожитых лет: насколько дела и поступки тогдашней руководящей элиты отвечали запросам общества, что двигало вами?

— Мы были отзывчивыми, привыкшими к порядку, с четкими нравственными ориентирами. Думаю, что это было неплохо, и своей 50-летней трудовой биографией я могу гордиться. Руководителем быть очень непросто, от умения принимать решения, ставить цели и видеть перспективу во многом зависит успех каждого начинания. Старался поступать по совести, из общественных интересов, никогда не повышал голос в общении с любым человеком. Людей ценил и ценю за их поступки. И эти нормы, считаю, не устареют никогда, если мы хотим двигаться вперед, сохранять в обществе созидательный дух.

— Чему посвящаете время на за­служенном отдыхе?

— Много читаю, у нас библиотека на три тысячи томов, смотрю телевизор, стараюсь быть в курсе жизни. Принимаю активное участие в работе ветеранской организации. Вот недавно съездили на экскурсию в мемориальный комплекс «Линия Сталина», побывали в Несвиже и Мирском замке. Поддерживаю связь с детьми, внуками, у нас их пятеро и четверо правнуков. С супругой Ларисой Семеновной продолжаем заниматься пасекой, а пчеловодство я освоил, уже отойдя от государственных дел, чтобы не сидеть на месте, ведь жизнь — это движение.

— Как медосбор?

— В лучшие годы, когда чувствовал больше сил, держал сорок ульев и три года получал по тонне меда. Сейчас только восемь семей, но это возможность общаться с живой природой, выезжать за город, поддерживать форму.

Витебщина стала моей второй родиной, благодарен людям, с которыми работал многие годы, счастлив, что со многими из них есть возможность общаться и сегодня.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Вера МУРАШКИНА. Фото Олега КЛИМОВИЧА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений