Своими руками разрушила жизнь сына...

Вторник, 22.02.2011 08:33 | Рубрика: Обсудим
35093

С Натальей Петровной я познакомилась в аэропорту Внуково. Мы оказались попутчиками: она летела в Архангельск к сестре,  а я в Благовещенск  — к дочери. До взлета самолета оставалось почти шесть часов, мы разговорились. И как часто случается, вовсе незнакомые люди (особенно это касается женщин) любят поговорить о жизни. Нам порой хочется просто выговориться, обсудить свои проблемы, о которых хорошо знакомым людям и рассказать иногда неловко.
Наталье Петровне нет 70. Она произносит почти шепотом: «Извините. Не могу это уже носить в себе. Возможно, вы мне что-то посоветуете. Я своими руками разрушила жизнь сына и его первой  семьи. Вторая, судя по всему, развалится вот-вот, но уже без моего участия, а просто потому, что они не могут жить вместе. И я готова уйти из собственной квартиры, чтобы только избавиться от неприятного соседства со второй снохой. Что мне делать?»



Бойкая Алена


…В первый раз ее единственный сын Валерий женился на четвертом  курсе института. Было это почти пятнадцать лет назад. Молодая жена сына сразу не понравилась Наталье Петровне.  Алена была слишком уж бойкая. Везде старалась вставить свое слово, решала за сына, сколько ему рюмок за праздничным столом выпить, а  вместо того, чтобы внуков рожать, с головой в карьеру ушла. Однако до открытой войны дело не дошло — невестка настояла, и молодые уже через несколько месяцев совместной жизни ушли на съемную квартиру. Чуть позже молодая жена заставила мужа найти подработку: нужны деньги на собственное жилье. Да и сама по выходным на дому давала уроки английского языка ученикам младших классов.
Квартира появилась уже через три года, но не благодаря их усердию, а по чистой случайности: умерла одинокая Аленина  тетя и оставила племяннице в наследство  двухкомнатную квартиру. Валерия сократили на одной из его работ, и накопленных денег только-только хватило на хорошую иномарку. А тут и первая внучка подоспела. Наталья Петровна резала старые простыни на пеленки и радовалась: «Ну теперь-то они без меня не обойдутся!» Однако шустрая невестка прекрасно управлялась с малышкой. А древним подгузникам предпочла дорогущие памперсы.
Нет, конечно, внучку привозили к бабушке и советы ее вежливо выслушивали. Но не было той полной зависимости младшей женщины от старшей, о которой мечтала свекровь. Сын, как ей казалось, тоже стал отдаляться. Вместо «да, мамуля» стал говорить «хорошо, мы с Аленой подумаем», «посоветуюсь с Аленой». Любимые когда-то пельмени оставлял на тарелке почти нетронутыми: «Спасибо, очень вкусно, но дома меня Аленка с ужином ждет». А когда она купила себе новый телевизор, а старый решила подарить молодым, чтобы они поставили его на кухне, сын громко рассмеялся прямо в лицо: «Мам, ну ты даешь! Давай я лучше сразу на свалку его отвезу!»
Обида зрела год за годом. А когда спустя пять лет после рождения сына Валерий  стал сначала выпивать, а потом и погуливать, наряду с беспокойством за сына Наталья Петровна в глубине души испытала что-то вроде «так тебе и надо, гордячка!» Она покрывала Валерия, если тот задерживался у очередной подружки. И мечтала, как однажды он приведет к ней в дом другую женщину, юную и послушную. «Перепишет» начисто неудачный, с точки зрения Натальи Петровны  брак, как когда-то переписывал по ее требованию домашние задания.
Счастливого момента пришлось ждать долго, почти десять лет. Все эти годы Алена старалась латать прорехи в семейном счастье, вытаскивала Валерия из запоев, находила ему новую работу, делала так, чтобы он больше времени проводил с детьми. Чем тоже немало раздражала Наталью Петровну. «Ну что ей надо? Давно отпустила бы мужика на волю! — горячилась свекровь в разговорах со своими приятельницами. — Ведь видит же, что былого не вернуть!»

Милая Машенька


А потом сама познакомила сына с Машенькой, медсестрой —  девочка так удачно делала ей уколы.
Руки у Машеньки были нежные-нежные, зато в глазках — настоящая сталь. Но Наталья Петровна этого не разглядела. И ее любимый сын Валерий тоже не заметил. А может быть, ему было все равно. К  этому времени Валерий, уставший дергаться между двух огней, между женой и матерью, окончательно превратился в безвольного алкоголика. Роман с медсестрой Машенькой получился скоротечный, а собранная на скорую руку свадьба больше напоминала поминки. Как позже выяснилось, это и были поминки по прежней, не такой уж и плохой жизни. Теперь Наталья Петровна это точно знает.
Новую невестку Машеньку Валерий привел в квартиру матери. И она,  не повышая голоса, быстро прибрала к рукам весь дом, сразу дала понять, кто здесь полноправная хозяйка. Ей дела не было до того, чем щи отличаются от борща и как правильно гладить мужские рубашки, — это все делала «дорогая мама». А вот зарплату Валерий полностью отдавал Машеньке, даже за квартиру платила, а порой и продукты покупала Наталья Петровна со своей скромной пенсии. И уже через полгода совместной жизни Машенька своим стальным голосом предложила: или мы размениваем эту трехкомнатную квартиру на две, или пусть Наталья Петровна купит себе домик в деревне — старикам полезен свежий воздух…
Наталья Петровна замолчала, стала копошиться в поисках носового платка.
«…Мне 67 лет.  У меня больное сердце, чувствую себя я сносно. Но как жить в доме, где ты явно лишняя? Все думаю: чем же не угодила Машеньке — второй невестке, и не могу понять. Может, я плохая свекровь, но за что мне ее любить?  Вы представить не можете, но я  попала в собственную ловушку, —  сквозь слезы, еле слышно говорила она мне. — Дома никакого покоя, по сути, я стала для невестки  просто служанкой. Внуков почти не вижу — они терпеть не могут новую папину жену и не хотят встречаться с ним на нашей территории. Своих детей Машенька заводить не хочет, у нее другое на уме: модная одежда, подружки,  да и по ресторанам ходить большая любительница. А теперь вот  еще и без собственной крыши над головой задумала меня оставить. И ведь оставит! Доведет до точки, сдаст в дом для престарелых или в психушку… Но самое страшное для меня, что сын  несчастлив. Как быть, ума не приложу?..»
Наталья Петровна хоть сегодня сама готова уйти — было бы куда. Она даже точно знает, где и с кем хотела бы жить, и была бы счастлива, но боится, что ее не поймут. Она мечтает, чтобы ее простила и приняла… Алена. Та самая «плохая первая невестка», от которой так старательно уводила сына.
Моя попутчица долго молчала. Потом резко повернулась и спросила: «Как вы думаете, Алена простит меня, примут ли меня мои внуки в свою семью?»
И хотя было по-человечески очень жаль совершенно незнакомую мне женщину, но я так и не решилась утешить и обнадеживать: «Да, да, вот прилетите домой, позвоните Алене — возможно, она вас поймет!» Честно говоря, не знаю, а возможно ли это? Очень мне хотелось ей посоветовать не вмешиваться в жизнь сына и его семьи.  Но вот только мой совет, думаю, опоздал, как минимум на лет пятнадцать. И я промолчала.
К слову. Когда мы делаем неверные шаги в пору своей юности, улыбаясь, говорим: «Ошибка молодости!» Но молодость  хороша тем, что все еще можно исправить — время позволяет. Куда страшнее ошибки уже  взрослых людей, таких, как  незнакомая мне женщина Наталья Петровна. Возможно, эта публикация о позднем ее раскаянии  удержит кого-то другого от неверного шага сегодня и сейчас, чтобы не было так мучительно и обидно позже.
Галина МИРОНОВА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений
 
Комментарии (3)
0
Гость
Это про мою свекровь
Ответить
0
Гость
Я рад что наткнулся на ваш блог в яндексе, это в точности то, что я искал. Спасибо что нашли время это обсудить, полезно было почитать. Почаще постите что-нибудь новенькое!
Ответить
0
Гость
Спасибо, уважаемый Бутик. Предложите тему или напишите о себе[email protected] Автор статьи Г. Миронова.
Ответить