Разменная монета взрослых интриг

Четверг, 19.08.2010 15:11 | Рубрика: Социум
03223

Молодая семья Костиных (фамилия изменена. — Прим. автора) разрушилась, к сожалению, очень быстро. Не выдержав и полугода супружеской жизни, Петр и Елена поняли, что их встреча была ошибкой. Ну что ж, не сложилось, бывает. Но ситуация осложнялась тем, что Елена ждала малыша. Во время очередной ссоры Петр в ярости выкрикнул: «Не нравится, как живем, убирайся вон. Не нужна мне ни ты, ни этот ребенок». Женщина, собрав вещи, хлопнула дверью.
Елена стала жить со своими родителями. Во время встречи с подругами она не уставала жаловаться на поведение супруга: мол, и разгильдяй он, и гуляка, хорошо, что это вовремя поняла и ушла. Но мысли были совсем иные: «Почему не приходит, не звонит, не просит прощения?» В оправдание Петра можно сказать одно: связаться с Еленой он единожды пытался, но, услышав оскорбления в свой адрес, снова вспылил.
Ситуацию усугубляли знакомые. Когда женщину раньше срока забрали в роддом, кто-то из ее окружения пустил слух, что Елена больна какой-то венерической болезнью и уже инфицировала ребенка. Слух дошел до Петра, и, как только ребенок появился на свет, мужчина стал требовать его осмотра, утверждая (тут также не обошлось без всезнаек-знакомых), что малыш отстает в развитии. Елена вспылила. Супругам бы сесть, поговорить и во всем разобраться...
К разборкам вскоре подключились и родственники. А главным военным трофеем стал маленький Ильюша. Елена подала документы на расторжение брака, Петр был против и попросту не приходил на процесс, из-за чего женщина не могла ни прописать сына, ни взять справку о составе семьи, чтобы получать пособие на ребенка. Второй раз экс-супруги схлестнулись в загсе, куда пришли зарегистрировать кроху. Отец был против того, чтобы назвать сына Ильей, так как его родственник с таким именем трагически погиб, мать стояла намертво.
Суд определил порядок общения Петра с сыном — каждое воскресенье с 12.30 до 15.30. Но решение снова не устроило обоих родителей. Отец считает, что этого времени не достаточно, мать — что при принятии решения суд не учел потребности самого ребенка, который в это время должен спать. Тяжбы продолжались. Елена вскоре решила подать в суд и изменить фамилию Ильи на свою, девичью. Петр в отместку не дал своего согласия на выезд бывшей супруги и сына  за пределы города, так как в этом случае он не мог видеться с малышом. Женщина сделала свой ход: перестала оставлять бывшего мужа с ребенком наедине во время их встреч, постоянно делала Петру замечания, запрещала, например, ему играть с сыном в песочнице или катать его на качелях. «Ты покалечишь и не заметишь», — мотивировала она свое поведение. Мужчина стал приходить на встречу с друзьями и родственниками. Елене это не понравилось, все чаще во время таких прогулок вспыхивали ссоры. Женщина начинала кричать на мужа, набрасывалась на него с кулаками, а тот со спокойной усмешкой заявлял: «Посмотри на себя, ты же истеричка. Ребенку лучше в детдоме, чем с такой матерью». И только, когда Илья от их криков впадал в настоящую истерику, «любящие» родители успокаивались. Вскоре у трехлетнего мальчугана начались проблемы с сердцем, воспитатели детского сада тоже забили тревогу: на любые громкие звуки мальчик реагирует очень странно — начинает плакать и прячется. А родители снова обвинили в этих проблемах друг друга. Вот такие бои без правил. Как им остановиться?!
Мария БУДКЕВИЧ. Фото с сайта playcast.ru

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений