Обратная связь: Мария БУДКЕВИЧ. «Разменная монета взрослых интриг» (19 августа)

Четверг, 26.08.2010 11:11 | Рубрика: Социум
23466
Прочитала в «Витьбичах» материал под таким названием и мне стало очень грустно. Разве могут такие взрослые воспитать ребенка сильной, целеустремленной и всесторонне развитой личностью, если ведут себя они просто безобразно, учитывают лишь свои интересы и идут на поводу у желания отомстить друг другу.
Я сама недавно стала очевидцем того, как муж и жена, с виду интеллигентные люди, ссорились прямо на территории детского сада. Громко ругаясь и особо не выбирая выражений, они сводили счеты на глазах у своего ребенка, который от страха присел на корточки и закрыл лицо ладошками. На крик сбежались воспитатели, правда, им так и не удалось утихомирить разбушевавшуюся парочку, пришлось вызвать милицию. Таким родителям мне хочется задать всего один вопрос: неужели вы не понимаете, что только от вас, взрослых, зависит то, будет ли ваш ребенок расти счастливым и здоровым?
Ольга КИСЛЕНОК, читательница.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений
 
Комментарии (2)
0
Гость
То что было написано в статье является полной ложью и не имеет ничего общего с моей историей. Почему корреспондент так изменила мое письмо для меня остается загадкой, ведь я писала совершенно о другом:
"Я, Клименкова Елена Анатольевна, проживающая в городе Витебске, хочу рассказать, как наше законодательство защищает права нерадивого отца и никак не заботится о несовершеннолетнем ребенке.
07 апреля 2010 года было вынесено постановление судом Октябрьского района города Витебска об определении порядка общения с сыном и внуком Александром, 28 февраля 2009 года рождения, Уфимцева Константина Николаевича и Уфимцевой Валентины Павловны. Суд определил порядок общения истцов с ребенком каждое воскресенье с 12.30 до 15.30 (без включения в данное время – время следования в общественном транспорте, автомобиле) в любом месте по решению истцов. При принятии решения судьей Попковой Е.М. не были приняты во внимание интересы маленького ребенка, его режим и потребности, а исполнены только пожелания отца и бабушки. Мои слова о том, что ребенок маленький, у него свой режим дня (с 13.00 до 17.00 он спит), а возить его за город (поселок Васьковичи) нецелесообразно из-за наличия в общественном транспорте микробов и инфекций, которые могут вызвать заболевание малыша, не были восприняты судьей в должной мере или она сделала вид, что ничего не слышала. Мое опротестование данного решения в Областном суде также не дало никаких результатов, как и многочисленные обращения в другие органы (все отписываются стандартной фразой: «решение было принято правильно и никаких нарушений не обнаружено»). У меня уже просто нет сил видеть такое равнодушное отношение к маленькому ребенку, и я не знаю, что мне делать и куда еще можно обратиться, ведь везде натыкаешься на глухую стену непонимания.
В январе 2008 года я вступила в брак с Уфимцевым Константином Николаевичем и проживала с ним совместно до сентября 2008 года. За все время наших супружеских отношений, да и сейчас, наверное, у Константина Николаевича на первом месте стояло общение с друзьями и коллегами по работе, ведение легкомысленной и веселой жизни. Главные развлечения – это вечеринки, застолья и выпивка как наиболее легкое и доступное средство для получения сиюминутного удовольствия. Он беззаботно относится к будущему, стремится жить исключительно сегодняшним днем, не заботясь о том, какие последствия сегодняшние поступки будут иметь завтра.
При совместном проживании супруг всегда навязывал такие решения вопросов, которые устраивали лишь его, никогда не принимая во внимание мою позицию, общие интересы семьи отодвигал на второй план, ставя себя превыше всего. Постоянно делил домашнюю работу на мужские и женские обязанности, даже когда я забеременела и не могла что-то делать. Все просьбы с его стороны были обличены в форму приказа и принуждения.
В сентябре 2008 года, на третьем месяце беременности, супруг выгнал меня из дома, сказав, что жена ему не нужна, а ребенка еще не существует и вообще он ему не нужен, так как он будет жить один. За все время до родов ни разу не поинтересовался состоянием моего здоровья и здоровья будущего ребенка, не позвонил, не пришел и не оказал ни материальной, ни какой-либо другой помощи. На данный момент Константин Николаевич делает все возможное и невозможное, чтобы навредить и мне и ребенку.
В июле 2009 года брак между нами был расторгнут.
Когда 28 февраля 2009 года родился ребенок, со стороны Константина Николаевича начались телефонные звонки в роддом с угрозами и упреками в мой адрес, из-за которых на нервной почве у меня стало пропадать молоко и ребенка приходилось докармливать дорогой смесью, так как на дешевую у него аллергия. Не оказывая ни какой помощи требовал постоянного отчета о физическом и моральном состоянии ребенка. При этом всем, говорил, что ребенок до года ни в чем не нуждается (ему не нужна коляска, кроватка, одежда, питание и т.д.). Во время выписки из роддома встречал нас с букетом цветов, сказав, что все вещи для меня и ребенка должны были купить мои родители, и вообще, если бы родилась девочка или больной ребенок, он бы не пришел, а сын – это наследник (хотя наследовать нечего, никакого имущества у Константина Николаевича нет).
За время моего пребывания в роддоме супруг распускал сплетни, что я попала в больницу раньше срока, потому, что заражена какой-то инфекцией, а ребенок родился больным и поэтому меня долго не выписывают (на самом деле ребенок получал лечение из-за 10-ти% потери веса после рождения). Ничего не спрашивая у меня о здоровье ребенка, звонил в роддом, а затем ходил в детскую поликлинику и требовал полного медицинского осмотра ребенка в его присутствии, утверждая, что ребенок болен и в его развитии есть отклонения, при этом ни разу не обратившись ко мне или моим родственникам.
За все время после рождения ребенка Константин Николаевич пришел только два раза, к тому же в нетрезвом виде. 26 апреля 2009 года при первом посещении он пришел с оскорблениями и упреками в мой адрес. Когда его впустили в квартиру – прямо пошел к ребенку и начал трясти его за руку как игрушку. Стал обвинять меня в том, что я плохая мать, не смотрю за ребенком, не кормлю и не ухаживаю за ним, моих родителей назвал уродами и сказал, что ноги его не будет больше в нашем доме. Угрожал лишением родительских прав и сдачей ребенка в детский дом, говорил, что я должна перед ним отчитываться и ему подчиняться. Мои родители попросили его уйти, потому что ребенок расплакался, и я всю ночь не могла его успокоить.
30 мая 2009 года Константин Николаевич пришел и звонком в дверь разбудил спящего ребенка, у которого в тот день была температура после прививки, сделанной 29 мая. Не слушая моих объяснений о том, что у ребенка температура и ему нельзя выходить на улицу, бывший супруг звонил в звонок (непрерывно в течение десяти минут), стучал в дверь и кричал на весь подъезд, что я срываю ему свидание с ребенком, и он за это лишит меня родительских прав, из-за чего мне пришлось вызвать милицию и написать заявление. Теперь ребенок боится дверного звонка, а если слышит его, то начинает плакать и его очень сложно успокоить.
По постановлению органа опеки Константину Николаевичу нужно было встречаться с сыном во время прогулок на улице, предварительно созвонившись со мной, чего он никогда не делал и никогда в назначенное время не приходил.
По словам Константина Николаевича, он царь и бог и все должны перед ним преклоняться, а все решения должны быть в его пользу. Разве нормальный человек будет так говорить?
Затем я три месяца не могла зарегистрировать сына в Загсе, так как Константин Николаевич написал заявление – без его присутствия не регистрировать, и не давал согласия на присвоение имени Александр; якобы много лет назад некий его дядя Уфимцев Александр трагически погиб в автокатастрофе и чтобы ребенок не повторил его судьбу, не следует давать ему это имя (только раньше я ничего об этом не слышала). Когда меня пригласили в Отдел образования администрации Октябрьского района г. Витебска по поводу присвоения имени ребенку Константин Николаевич вместе с Василевской Л.С. угрожали отобрать у меня ребенка и сдать его в детский дом, так как раз ребенок не зарегистрирован, значит, он мне не принадлежит. И только благодаря начальнику Отдела образования Кирютенко И.Ю. мне удалось получить свидетельство о рождении ребенка.
Пока разрешалась эта ситуация я не могла получить ни пособие на ребенка, ни алименты. Когда мне все-таки удалось зарегистрировать ребенка и подать на алименты, Константин Николаевич опротестовывал каждое решение суда чтобы потянуть время и дольше не выплачивать их. При этом не думая о том, на что я буду покупать сыну питание и одежду, не говоря уже об игрушках и остальных необходимых вещах.
5 июня 2009 года судом Октябрьского района города Витебска было вынесено определение о возбуждении приказного производства о взыскании алиментов с Уфимцева К.Н., которое вступило в силу 16 июня 2009 года (письмо с копией определения мной получено 17.06.2009). 20.06.2009 мне пришло новое письмо с копией определения от 16.06.2009г об отмене предыдущего определения из-за заявления Уфимцева К.Н. о несогласии с взыскания с него судебных издержек.
6 июля 2009 года в суде Октябрьского района г. Витебска рассматривался вопрос по взысканию алиментов на содержание ребенка в порядке искового производства. Пока мы на коридоре ждали решение судьи, Константин Николаевич сказал, что он не оставит меня и ребенка в покое и будет досаждать нам до тех пор пока я не дам ему половину государственного пособия за рождение ребенка (500 000 рублей), ведь он тоже участвовал в процессе появления малыша на свет.
Затем несколько раз опротестовывал решение о разводе, из-за чего я не могла прописать ребенка, и мне не давали справку о составе семьи, чтобы получать пособие на ребенка до достижения им трех лет.
Впервые я получила алименты на ребенка только 28 августа 2009 года, когда ребенку уже исполнилось шесть месяцев, и то только в течение трех месяцев, так как Константин Николаевич в октябре уволился (он очень часто меняет работу и более шести месяцев на одном месте не задерживается; за 1,5 года сменил четвертое место работы). А до этого он никакой помощи нам не оказывал, и в воспитании ребенка не участвовал. Да и теперь не участвует, а деньги мы получаем только потому, что так положено по закону.
Я обратилась в Отдел образования администрации Октябрьского района города Витебска, выполняющего функцию органа опеки и попечительства, с заявлением об изменении фамилии ребенка на свою. На заседании администрации Октябрьского района г. Витебска 05.10.2009 года было принято решение отказать мне в изменении фамилии ребенка мотивируя это возражением отца и его желанием участвовать в воспитании сына.
Я с этим категорически не согласна и не могу понять, почему в решении данного вопроса решающую роль играет возражение отца, если он даже не указывает причину своего несогласия. Не очень понятно, чьи интересы защищают органы опеки в Октябрьском районе города Витебска: несовершеннолетнего ребенка или прощелыги отца, который возомнил себя царем и богом.
Я считаю, что женщина, которая выносила, родила и воспитывает малыша, имеет больше прав на то, чтобы дать ему имя и фамилию, которые ей нравятся, не спрашивая при этом совета у человека, снявшего с себя всю ответственность за судьбу еще не родившегося ребенка, выгнав беременную супругу из дома.
Уфимцева Валентина Павловна изначально была против этого ребенка, сказав, что у нее уже есть внучка и больше ей никого не нужно, а когда мы расстались с ее сыном, сказала, что ноги моей в ее доме не будет. Как же я могу пойти в этот дом с ребенком, если меня выгнали как шелудивого пса, который никому не нужен, поиграли и выбросили. Но ребенок, же не игрушка, как так можно, сегодня он им нужен, а завтра снова выгонят? В самом начале беременности она отправляла меня на аборт, а затем своими словами и поступками начала изводить меня, надеясь, что случится выкидыш. Оскорбляла меня последними словами на работе перед директорами и, встретив случайно на улице, перед посторонними людьми. Постоянно звонит моей бабушке, обвиняет меня во всех грехах на свете и угрожает забрать у меня ребенка и сдать его в детский дом. И как она может требовать общения, если сама за 1,5 года ни разу не пришла чтобы увидеть внука (своего сына, Константина Николаевича, она до исполнения ему пяти лет отдала на воспитание своей матери и младшей сестре). На заседании суда 23.03.2010 года Валентина Павловна сказала, что их семье Александр Уфимцев не нужен, какие тогда могут быть решения суда в их пользу, он же им не нужен.
Сейчас они приходят каждое воскресенье и приводят с собой кучу чужих людей, чтобы показать всем какой у них замечательный внук (при этом, не приложив за 1,5 года никаких усилий и средств для его развития и роста). Саша и так возбужденный (стоит на учете у невролога и кардиолога), а общение с большим количеством незнакомых людей и резкая смена привычной обстановки и условий может негативно сказаться на его психическом состоянии.
При посещении сына и внука Константин Николаевич и Валентина Павловна нисколько не интересуются малышом, а только учат меня жизни, оскорбляют меня и мою семью, угрожают тем, что когда Саше исполнится три года, они заберут у меня сына. Что же это происходит, почему я, свободная женщина, должна выслушивать оскорбления от совершенно чужих мне людей? У нас с малышом совершенно другая жизнь, отдельная от Константина Николаевича и его матери, свои планы на выходные и не хотелось бы их кардинально менять. Сейчас установилась теплая погода, и я хочу вывезти ребенка в деревню, на свежий воздух, а благодаря данному постановлению суда не могу этого сделать, потому что так называемые отец и бабушка не согласны с моим решением. Почему я должна спрашивать у них разрешения, ведь по закону не нужно никакого разрешения от другого родителя для вывоза ребенка за границу, а для поездок по территории Республики Беларусь – нужно? Многие родственники по всей республике зовут нас в гости, и не хочется упускать возможности куда-то съездить, вместо того чтобы сидеть в пыльном городе и ждать захотят отец и бабушка увидеть Сашу или нет.
После встреч с сыном Константин Николаевич идет к судебному исполнителю и пишет заявление о непредоставлении ему ребенка. Расписку о своем приходе он писать отказывается. Чего этот человек добивается, я не могу понять, да он похоже и сам не знает, чего хочет. Я так понимаю, что если бы его мама не водила за ручку, он бы никогда не пришел к сыну, потому что он ему не нежен (11 июля 2010 года Валентина Павловна не пришла, и Константин Николаевич не явился, хотя ей сказал, что видел сына).
На данный момент ребенок ни в чем не нуждается, он окружен заботой и вниманием. Все, что у него есть, приобретено мной и моими родителями, Константин Николаевич и Валентина Павловна не принимали в этом никакого участия. И я больше чем уверена, что все их заявления – это только игра на публику, выставление на показ своего Я, все их действия направлены только на то, чтобы навредить мне, ведь если разобраться – им этот ребенок нисколько не нужен. Они не задумываются, какие результаты могут принести их действия и как это может отразиться на психическом и физическом состоянии маленького человечка. Зачем усложнять жизнь ребенку с младенчества, если впереди его ждет еще много испытаний и проблем.
По телевизору постоянно слышишь, что в стране ведется компания по защите материнства и детства, но в нашем городе, похоже, никого не волнует судьба маленького ребенка, гражданина Республики Беларусь."
Ответить
0
Гость
Девушка, еще раз объясняю, что материал "Разменная монета взрослых интриг" имеет обобщенный характер и отражает серьезную социальную проблему, а не историю одной семьи. Нам хочется узнать мнения читателей, которые также сталкивались с подобной ситуацией и может быть решили ее. Такая проблема в нашем обществе не редкость. Ежегодно в редакцию поступают множество писем и обращений по подобной тематике. Соседи, учителя, просто посторонние люди рассказывают вот о таких героях, желают высказать свою точку зрения на происходящее. Мы предоставили им такую возможность.
Ответить