Смотрите, кто зашел: Родион Басс, генеральный директор Центра культуры «Витебск», Почетный гражданин города Витебска

Четверг, 29.11.2012 12:49 | Рубрика: Социум
03700
— Жизнь как монета…Что вам, Родион Михайлович, чаще выпадало — орел или решка?
— Все-таки орел! Сильных падений не было, к неприятностям, которые случались, отношусь, как к прозе жизни. Без нее никак. Все, что было решкой — мелочи, недостойные воспоминаний. Все-таки орел есть орел. Он склевал все недоброе. Если бы пришлось начинать сначала, все повторил бы в своей жизни.

— А ваша жизнь — сплошной фестиваль…
— Я 25 лет занимаюсь фестивалями. Горжусь, что причастен к «Красной гвоздике», «Джазовой осени», фестивалю польской песни, ставшим всесоюзным, и, наконец, к «Славянскому базару». Фестивали джазовой музыки, диксиленды были популярны в Витебске и откровенно скажу — очень любимы мной. И джазменами, которые к нам приезжали. Какие имена, какие первоклассные музыканты, с которыми довелось общаться, — Кястус Лушас, трио ГТЧ (Ганелин-Тарасов-Чекасин), джазовые критики — первые номера Алексей Поташов, Владимир Фейертаг, Георгий Бахтиев. Это осталось не только в моей памяти, но, что тешит душу, и в Большой энциклопедии джаза, которую подготовил Фейертаг. Джазовый Витебск в этом издании в одном ряду с Ярославлем, Калининградом, Петербургом и Москвой. Горжусь, что и мое имя там упомянуто.

— А с каким джазовым течением вы бы могли сопоставить течение своей жизни — это кул, бибоп, свинг, биг-бэгд?..
— Невозможно сказать, что только свинговал или блюзил. Скорее жизнь проходит в духе фьюжн, а это сплав, когда сочетается все самое разное и неожиданное.

— Вы были с каким-нибудь музыкальным инструментом на «ты»?
— В борьбу с контрабасом не вступал (смеется), а вот на кларнете в юности играл.

— Говорим «Славянский базар» — подразумеваем Басс, говорим Басс — подразумеваем «Славянский базар»… Актер часто становится заложником своей главной роли.
— Фестиваль — это коллективное творчество. Так распорядилась жизнь, что я возглавляю здесь этот процесс. В адрес дирекции фестиваля не прозвучало ни одного сколько-нибудь серьезного замечания. Мы, славу Богу, умели обходить острые углы. Если меня назвать «заложником», то, пожалуй, я самый счастливый «заложник» на свете, потому что фестиваль дал мне великую школу общения с людьми известными, популярными в разных странах.

— Вы известны, как человек здорового образа жизни, а пристрастие имеете к собиранию курительных трубок…
— Когда надо подумать, расслабиться, тянет к трубке. Мне важно не дым вдохнуть, а трубку держать в руках. Конечно, курю не так, как Михаил Козаков или Александр Ширвинд, Павел Якубович. Это составляющая их образа. Мне же нравится чувствовать теплоту трубки. Вы не представляете, как она греет руку, когда раскурена. Как появилась первая, уже не помню. Коллекция небольшая, примерно 50 трубок — французских, голландских, датских, чешских, израильских. Привозил из этих стран, многие подарены.

— С кем бы вы выкурили трубку мира?
— Ну, для этого сначала надо с кем-то поссориться. Открытых врагов у меня нет, или я их просто не знаю. А вот просто, по душам «покурил» бы с теми людьми, кого считаю учителями, у которых спросил бы совета. Это Владимир Петрович Рылатко, бывший первый заместитель министра культуры Беларуси, и Михаил Ефимович Швыдкой, думаю, все знают его как ведущего «Культурной революции» на российском канале «Культура». Это люди, которые сыграли определенную роль в моей жизни. Насколько я эмоциональный и вспыльчивый, настолько Рылатко спокойный и рассудительный, он всегда мне говорил, главное, не торопись сразу давать ответ, прежде помолчи хотя бы три секунды. Мне, человеку импульсивному, эти три секунды не раз помогали.

— В каких случаях Родион Басс может спорить басом?
— Никому не придет в голову диктовать хирургу, что надо отрезать и куда пришить. А в делах культуры не разбирается только ленивый. Есть такая тенденция, к сожалению. Если я несговорчив по каким-то творческим позициям, то это потому, что знаю, как нужно делать. Извините, опыт, профессия сказываются. Всегда готов отстаивать принципы построения концертных программ, привлечения на сцену крупного форума искусств творческих сил. Всегда ли удается — другой вопрос. Принципиально настаиваю на том, что каждый сотрудник должен поддерживать положительный имидж Центра культуры «Витебск». 30 лет возглавляю центр, не терплю безответственности, халявного отношения к своему делу. И вот тогда, простите, бас уместен, и я не стесняюсь этого. Рад, что в центре теперь бытует крылатое выражение — у нас есть один недостаток: не умеем делать плохо.

— Карта будет бита, если у партнера в руках козырь. Какой ваш главный козырь?
— Юмор. На мой взгляд, нет ничего более действенного, чем юмор. Это здоровая реакция на любую нештатную ситуацию.

— Признать ошибку — поражение для вас?
— Не прав — признайся, ты не потеряешь свой авторитет, напротив, укрепишь его. Это мое убеждение. Человек, признающий свои ошибки, дает партнеру знак, что он готов к диалогу.

— Чтобы узнать человека, надо с ним пуд соли съесть…
— … лучше я предложу отведать моей солянки (смеется).

— Что-о? У вас есть кулинарная тайна?
— У меня большая библиотека по кулинарии, за последние пять лет собраны по подписке журналы «Гастроном». Постоянно слежу за кулинарными семинарами, мастер-классами, люблю смотреть передачи канала «КухняТВ». Но я не приверженец эстетской или авторской кухни, меня интересует обыкновенная домашняя еда. Если придется оставить когда-либо работу по приготовлению «блюд» культурных, то хотел бы открыть фирменное кафе супов. Они меня более всех кулинарных изысков занимают, без супов нет русской кухни. А мой любимый — солянка, и приготовить ее могу на профессиональном уровне, и в ресторане сразу отличу — настоящая солянка или нет, московская или ленинградская…

— Дома вы — главный кулинар?
— Да. Жена прекрасно готовит, но она уступила мне кухню. Ольга мудрая, хвалит меня.

— Ольга Сальникова ваш заместитель на работе, фотограф, вы и директор, и продюсер, сын Герман поет в ансамбле, играет в театрализованных представлениях. Не много ли творчества на один квадратный метр семейного очага?
— Много. А что делать? Это наша жизнь, и так она сложилась. Ольга имеет хорошее образование и колоссальный опыт работы, 9 лет работала в Петербурге, в театрах. Она в теме. Сын буквально вырос в Центре культуры, в каком-то смысле он — «сын полка». Профессия его, думаю, будет связана с культурой, хотя в свои 16 он прекрасно разбирается в технике, собрал и разобрал «Жигули», доставшиеся от деда, моего отца. Я предоставляю ему свободу выбора, пусть пока ищет себя.

— В наш прагматичный век такая «монета», как спасибо, не в чести, но как же греет по-прежнему простое слово душу. Как часто вы говорите спасибо?
— Испытал неблагодарность по отношению к себе, потому стараюсь чаще благодарить людей, говорить спасибо тем, с кем вместе работаю, и тому, кто уже в силу возраста ушел на пенсию, отработав в центре долгие годы. Есть традиция — на Новый год поздравительную открытку подписываю и отправляю каждому, от уборщицы до замдиректора нашего центра, индивидуально. Рад, когда рады все 300 человек, получивших хоть небольшой знак внимания.

Беседовала Наталия КРУПИЦА. Шарж Петра КОЗИЧА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений