Витебчанка спасает раненых птиц и даже соорудила для пернатых «Птичий ресторан»

Понедельник, 03.09.2018 08:22 | Рубрика: Социум
01155

Юлия Ковалева — коренная витебчанка, выросла в обычной семье, окончила среднюю школу № 25. Жила с родителями и братом в многоэтажке, и хотя мама разрешала детям и в квартире держать живность (были кошка, собака, рыбки, черепаха, даже бельчонок), но Юля с детства мечтала о птице. И вот когда на все лето перебиралась к бабушке, в ее домик на Песковатике, ей казалось, что здесь даже небо ближе. Когда сама уже стала мамой, дети ходили в школу, решилась продать свою квартиру и купила домик вот на этой самой тихой, маленькой улочке Бумагина. Дети выросли и разлетелись — как птицы, а вмес­те с хозяйкой сегодня живут, помимо крысы, кошки и собаки, аист Сильвер, обычные серые город­ские вороны Джонни, Миледи, Каспер и грачонок — пока безымян­ный, поскольку прибился только на днях. Все — несчастные дикие птицы, попавшие в беду, получившие травмы, и они — из числа тех многих, кого спасла, вылечила, выходила и кому подарила новую судьбу Юлия Ковалева. Она возвращает пернатым не только возможность вновь ощутить себя птицами, но и веру в бескорыстную помощь и доброту людей, в мир, где они на равных с людьми имеют право жить.

Сильвер

Фото аистенка появилось в Интернете. Какой-то мужчина увидел его в поле, беспомощно лежащим на земле. Сфотографировал и снимок разместил в социальных сетях.

— Неравнодушные люди отыскали этого мужчину, уточнили место, дорогу к нему, нашли машину и привезли птицу ко мне, — рассказывает Юлия. — У аиста была повреждена одна нога. Скорее всего, он сломал ее сам — совсем молодой, даже маленький, неопытный. Возраст определила по клюву — он у него черный, еще детский, только начинает краснеть. Птенец рождения этого года, так что и летает самостоятельно недавно. Аистенок попал ко мне весь в опарышах, в кровоподтеках, агрессивный, обессилевший от голода, не подпускал никого к себе. Видимо, какие-то люди пытались его лечить, примотали к поврежденной ноге палку — может, и хотели как лучше: так шину накладывают людям, но не птицам же! Лучше бы сразу обратились в ветлечебницу, тогда ему вовремя сделали бы операцию, во всяком случае, вставили спицу, аист мог бы даже вернуться на свободу, летать — таких случаев немало. А так… Ногу пришлось ампутировать из-за гангрены. В ветлечебнице нас принял врач Игорь Орлов, замечательный специалист по птицам, руки у него, действительно, золотые. И на сегодня Сильвер у меня — полный инвалид.

— Юля, а почему — Сильвер?

— А так звали героя книги Стивенсона «Остров сокровищ» — был там такой одноногий пират Сильвер! Но, кстати, он же адаптировался, вот и мы с аистенком проходим сейчас то же самое. Добрые люди передали мне детские ходунки, я сама смастерила во дворе подобие качелей, сшила Сильверу кофточку-парашют, в котором подвешиваю птицу к качелям, раскачиваю. Так каждый день понемногу на земле и в воздухе разрабатываем крылья, здоровую ногу, имитируем положение в полете.

Карлуша и Генрих

— Однажды на нашей улице Бумагина из гнезда выпал грач. На него напали коты, дочка увидела, закричала, позвала меня, мы его достали из-под досок, где грачонок прятался, принесли домой. Назвали его Карлушей. Он у нас три года прожил, интересный был! Например, любил со мной смотреть фильмы по компьютеру. Рядом стояла швейная машина, где грач обычно сидел во время «сеанса». Однажды меня позвали, я нажала клавишу «длинная пауза» и вышла из комнаты. Карлуша подскочил к компьютеру, клювом щелкнул на нужную клавишу и продолжил смотреть кино! К сожалению, он умер. Я очень сильно переживала, каждая птица напоминала мне Карлушу, и буквально через несколько дней после его смерти мне принесли молодого вороненка. А его история такая: кто-то птенца, наверное, все лето продержал дома, а к сентябрю, наигравшись, когда ворона подросла и стала большой, выбросил. Держали птицу в клетке, обращались плохо, и у нее были полностью измочалены перья хвоста, крыльев. В общем, она оказалась на улице в беспомощном состоянии, поскольку не было сил и возможностей летать. Вороненка мы назвали Генрихом, он также прожил у меня несколько лет. Окреп и улетел. Это была обычная серая городская ворона.