Хождение в народ: «Двадцать второго июня, ровно в четыре часа...»

Четверг, 20.06.2019 07:58 | Рубрика: Блиц-опрос
02900

Практически в каждой семье есть люди, чья судьба связана с войной. Их воспоминания записываются, фотографии бережно хранятся и передаются младшим поколениям. Мы еще раз убедились в этом, спросив у коренных жителей города над Двиной:

— Есть ли среди ваших близких те, кто встретил войну в Витебске, и что они вам об этом рассказывали?

Наталья КОНОХОВА, журналист:

— В Витебске в то время жила наша бабушка Мария Терентьевна с семьей. Дедушку Ермолая Федосова в первые дни войны призвали в армию, а она, пытаясь уберечь детей (нашу маму и ее брата), собрала самое необходимое, что могла унести на себе, и отправилась к родственникам в деревню. Бабушка виртуозно шила, и потому успела перед отъездом закопать в землю ручную швейную машинку, которая потом стала кормилицей для семьи. Отвезла детей. Вернулась в Витебск за машинкой и обнаружила на месте их дома по улице Шоссейной воронку: город бомбили. Чудом не задело то место, где закопала машинку. Потом Мария Терентьевна с детьми попала в фашистский лагерь «5-й Полк». Как вспоминала наша любимая бабушка, на долю которой выпало много страшных испытаний, она, в то время 35-летняя, в считанные дни стала полностью седой…

Майя АЛЕСКЕР, пенсионерка:

— Когда началась война, мне было 1,5 месяца. Мы с родителями и старшим братом Анатолием, которому было 3,5 года, бабушкой и дедушкой жили в частном доме в районе Песковатика. Моя мама — Рахиль Козлянская — рассказывала, что было очень страшно, в городе началась паника, бомбежки. Мои родные собрали все, что могли увезти, и вместе с фабрикой «Знамя индустриализации», где работал мамин старший брат, эвакуировались в Татарстан. В Витебск вернулись в 1944 году, когда город освободили. Отец, Марк Моисеевич Алескер, погиб на фронте, дедушка умер в эвакуации.

Ольга ШПАКОВА, 92 года:

— 22 июня в витебском кинотеатре шел фильм «Джульбарс». Увлеченные поворотом сюжета о пограничниках и овчарке, мы с братом не сразу услышали тревожные возгласы: «Война!», прервавшие просмотр картины: люди срывались с мест, бежали к выходу. Наш добротный деревянный дом в районе костела, построенный отцом, железнодорожным мастером, для своей жены и пятерых детей, был сожжен вместе со всей улицей в начале оккупации Витебска.

Прячась за коробками разрушенных зданий (целых в городе почти не осталось), мы, дети, смотрели, как вели пленных из фашистского лагеря «5-й Полк». Население бежало из оккупированного города. Спасаясь от гитлеровцев, мама с детьми (самого младшего брата мы по очереди несли на руках) прошла более полусотни километров до деревни Прудняне Городокского района, где жила бабушка. С тех пор Городок стал моим вторым домом, здесь я живу на склоне лет. А «Джульбарса» мы с братом досмотрели уже после войны…

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Татьяна СОЛОВЬЕВА, Екатерина ПУЧКОВА.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений