Трофейный пистолет. Воспоминания о борьбе народных мстителей с немецко-фашистскими захватчиками жителя Полоцка Романа Романовича Прибыщука

0252

Продолжаем публиковать воспоминания о борьбе народных мстителей с немецко-фашистскими захватчиками жителя Полоцка Романа Романовича Прибыщука, участника Великой Отечественной войны, ветерана органов госбезопасности, в 1943—1944 годах — связного Пинской партизанской бригады.

Учитывая мою осведомленность об окружающей обстановке, знание подходов к железнодорожным магистралям Пинск — Брест, Пинск — Лунинец, наличие больших оперативных возможностей на станции Янов-Полесский, где работали на железной дороге мой двоюродный брат Виктор Прибыщук и его дядя, я был включен в состав группы для осуществления диверсий на железной дороге и шоссейной магистрали. Выполнение таких операций представляло большую опасность, так как железная дорога тщательно охранялась солдатами венгерских воинских частей. Через каждый километр располагался пост. Два солдата постоянно передвигались по железнодорожному полотну, пытаясь не допустить проникновения к рельсам партизанских групп.

Для этих же целей фашисты привлекали и мирное население прилегающих деревень. Старосты по специальным спискам-графикам направляли на железную дорогу людей, которые вместе с солдатами охраняли подступы к ней. По сути дела, они являлись заложниками.

Несмотря ни на что, мы пробирались к железной дороге, минировали ее и пускали под откос эшелоны с живой силой и военной техникой фашистов. Не всегда проходило все гладко, имели место и вооруженные столкновения, были и потери, все было.

...Группа подрывников прибыла в район железной дороги недалеко от железнодорожного поста. В тумане я не рассчитал нужное место между постовыми будками, и мы вышли непосредственно на одну из них. Я подполз к будке, за­глянул в окошко и увидел двух спящих солдат. Старший группы Мартын Сахончук принял решение незамедлительно взять солдат в плен. Трое партизан, соблюдая крайнюю осторожность, подошли к будке и ворвались внутрь. В момент захвата один из солдат оказал упорное сопротивление и был убит ножом, автомат не применяли, чтобы не создавать шума и не выдать себя. Захваченного солдата сопроводили на обочину, а подрывники быстро подготовили место и заложили мощный заряд прямо возле будки. Такие операции являлись успешными тогда, когда мы располагали графиком движения поездов и заряд закладывали буквально за 20–25 минут до подхода железнодорожного состава. Если такого графика не было, то определяли дальность нахождения поезда путем прослушивания шума, приложив ухо к рельсу. Некоторые так натренировались, что определяли довольно точно.

Отойдя в лес на определенное расстояние и до­ждавшись взрыва, мы продолжили путь на базу. Но захваченный солдат оказывал упорное сопротивление, падал на землю и отказывался идти. Мы очень устали, нести его не было сил, поэтому было принято решение пристрелить пленного. К сожалению, другого выхода не было.

Вспоминается и такой случай: по данным разведки из Бреста в Пинск по пятницам приезжают офицеры абвера и в пинской тюрьме отбирают кандидатов из числа узников для вербовки и подготовки к дальнейшей заброске в тыл нашего фронта. По приказу командира отряда И. Конотопова 12 декабря 1943 года группа в составе 10 человек прибыла в район проведения операции на автомагистрали Брест — Минск. Время и место для засады выбрали удобное — под прикрытием кус­тарника, на высоком обрыве. Шоссе просматривалось в оба конца, погода была солнечная. Белые маскхалаты делали нас незаметными на снегу. Ждать пришлось недолго. Вслед за проследовавшими несколькими военными грузовиками на большой скорости проехали два мотоцикла с солдатами, за ними, на расстоянии метров 150–200, появился «Опель», номера совпадали с данными разведки.

Шквальным автоматным огнем машина была нами остановлена, дверь открылась, и на брусчатку вывалился сраженный фашист — старший офицер. Мотоциклисты не вернулись. Видимо, струсили. Я все время мечтал раздобыть трофейный пистолет, которым вооружались офицеры немецкой армейской разведки. И вот такой момент наступил! Опережая старших по возрасту товарищей, я кубарем слетел с обрыва и подбежал к автомашине. Открыв заднюю левую дверь, я увидел изрешеченных пулями двух офицеров, один из них, с левой стороны, откинул голову назад, весь окровавленный, правая рука на рукоятке пистолета в кобуре, глаза открыты. Он не успел вытащить пистолет, но по глазам я понял, что он еще жив. Я видел много смертей, но на этот раз почему-то смешался, глядя в его вытаращенные злобные глаза. В этот момент подоспел старший группы и прикладом отправил фашиста на тот свет. Не раздумывая, я вырвал из его руки пистолет, содрал с него планшет и, засунув все за ремень, принялся помогать товарищам обыскивать фашистов. Мы забрали все бумаги, оружие и портфель. Позд­нее в нем были обнаружены секретные документы, топографическая карта брестского укрепрайона и списки узников пин­ской тюрьмы.

Позднее товарищи часто подшучивали надо мной, вспоминая, как я летел с обрыва, кувыркался, опережая остальных, а увидев полуживого немца, растерялся…

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Роман ПРИБЫЩУК, Полоцк.
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Обновить Защита от автоматических сообщений